Secret Wood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » autopsy of a death [14/08/16]


autopsy of a death [14/08/16]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://cs631330.vk.me/v631330225/2f4d0/yKCgWEPyPQI.jpg

Локация: похоронное агентство, проезжая часть, etc.
Действующие лица: Мунго & Молан
Время действия: 14/08/16
Сюжет: эпизод о том, как простой акт вежливости едва не обратился катастрофой

Отредактировано Mungo Macbeth (2016-05-31 15:35:01)

0

2

Мало кто знал, что Мунго ненавидит и что любит. Вероятно, все его знакомые искренне полагают, что Макбет не способен ни на первое чувство, ни на второе, поскольку к каждому явлению у мужчины открыто выражалось в целом нейтральное отношение с лёгким перевесом в положительную или отрицательную сторону. Но Мун смело мог заявить, что на дух не переносит соболезнования и каждый раз неслышно скрипит зубами, когда кто-то ободряюще хлопает его по плечу и скорбно кривит губы. Мужчина лишь угрюмо кивает, бурча что-то неразборчиво себе в бороду, и старается уйти подальше от этой так называемой заботы со стороны окружающих. Человек умер, нет его больше, и никакие соболезнования эту ситуацию не исправят. Равно как и не сошьют разодранное волками на мясные лоскуты тело обратно.
Мунго впервые за столько лет искренне пожалел, что не убил отца ещё тогда, сразу после инсульта, когда тот был прикован к кровати и мало что соображал, а сам Мун всё ещё был полон решимости облегчить его страдания. Сожаления уже были ни к чему, мужчина прекрасно понимал это, но сейчас, пока рана на душе была ещё свежей, а кровь в ней даже не успела спечься, он ничего не мог с этим поделать. Только как-то реабилитировать себя в своих же глазах, придав телу отца божеский вид. Дункану всегда хотелось уйти в мир Теней торжественно, и Мунго никогда не понимал, почему. Но о родительском волеизъявлении помнил и не нашёл выхода лучше, чем попытаться его осуществить.
Машину отца Макбет не трогал, пока ещё не мог себе это позволить из-за каких-то устойчивых моральных барьеров, внутри ему было тесно, душно и некомфортно, потому и ходил на работу пешком, равно, как и шёл с неё обратно домой. Но сегодня его маршрут пролегал через похоронное агентство, где, Мун был уверен, ему помогут. Невзирая на то, что заявиться он изволил практически в конце рабочего дня.
Здание встретило клиента умиротворённой тишиной, похоже, бюро готовилось к закрытию, но Мунго не оставлял надежды успеть хотя бы кратко обсудить похороны, чтобы те свершились поскорее. Финансовая составляющая Макбета беспокоила не так сильно, у него всегда была привычка откладывать с зарплаты небольшую сумму на случай непредвиденных обстоятельств.
Подвернулся весьма сомнительный повод узнать, зря у Муна была эта тяга к накопительству или нет.
– Гм… Прошу прощения за поздний визит… Есть тут кто-нибудь?
Мунго так и стоял в пороге, придерживая рукой дверь, не желая проходить внутрь давящего своими стенами помещения. Казалось, будто воздуха становится в легких меньше, а грудь зажали в стальные тиски, и Мун шумно сглотнул.

+2

3

Сегодняшней ночью Молан Беккет не спал. Как и не спала добрая половина его сотрудников. В перерывах между запоздалыми звонками от клиентов, приемом обезболивающего, применением кофе лошадиными дозами и помощью очередному сотруднику в согласовании всех моментов, касающихся похорон, он возвращался к себе в комнату, дабы в темноте еще раз прокрутить в мыслях события той ужасающей ночи. Не то, чтобы Молан хотел об этом думать, но воспоминания о дикой охоте под слепой луной, точно навязчивые идеи, вытесняли напором остальные мысли и заботы, приковывая к себе внимание. Они тошнотворной каруселью вертелись в голове, и только непроницаемый мрак, тишина, да ругательства сквозь зубы могли вернуть сознание мужчины в привычное русло. Ломая в пальцах сигарету и скрепя зубами, Беккет уверял себя, что то что было уже не повторится. До недавнего времени Молан считал, что в своей жизни он видел все и даже больше. А тут вон оно как получается…
Разгорающееся красной полосой восхода утро не отличалось разнообразием и прибавило хлопот всем, кто еще не успел отдохнуть. Количество времени  в сутках перевалило за отметку 24 часа и пошло на рекорд. Два дня в режиме нон-стоп, постоянные звонки, очередные покусанные, исцарапанные, разодранные тела, плачущие женщины, угрюмые мужчины... У Беккета не хватало на всех агентов, способных провести подготовку к похоронам, у него не хватало чертового времени, дабы  поменять бинты на своей травмированной руке. Ему не выпало ни минуты, чтобы закурить и в очередной раз бросить. За полтора часа до окончания рабочего дня, закончив помогать Сэму Крупу с бальзамированием  Иты МакКейн, работавшей в местной пекарне, Молан  собрал всех в своем кабинете, обвел взглядом собравшиеся измученные лица и распустил людей по домам отдыхать. Не дай бог еще чуть-чуть, и они дружно начнут завидовать покойникам, коим так мягко и удобно в гробу. А это уж совсем ненормально и похоже на массовый психоз. Осталась только Дэрин Уилсон, торгующая ритуальными товарами да Джон Круп, пытающийся навести порядок в своих денежных бумажках, но и им Беккет настоятельно рекомендовал не задерживаться.
Пересилив себя, Молан поднялся с кресла, чтобы проверить, собираются ли оставшиеся сотрудники по домам, попутно поправил криво висевшую картину и поднял разметавшиеся по полу листы бумаги. Сил на то, чтобы проверить, нужны ли ему эти бумажки у него не было. Радовало, что за этот день он хотя бы приучил себя не вспоминать о событиях ночи. Еще навспоминается, когда кожа на руке затянется шрамами. Придерживаясь левой рукой за перила, Молан спустился вниз. 
Еще на лестнице он услышав чей-то голос, но это не стало для Беккета поводом ускорить шаг. Дэрин  за прилавком не было. Зато в дверях стоял припозднившийся клиент, застрявший на входе, точно неведомая сила мешала ему войти. Неужели порог посыпали солью? Новая система против наплыва клиентов? 
-Здравствуйте,-быстрым движением Молан поправил на носу очки, но все равно сощурился, чтобы разглядеть пришедшего.
-Проходите, не стойте в дверях, у нас открыто. Мы сейчас, как в ресторанах – до последнего клиента, – Беккету не хотелось подбирать слова, как этого требовала специфика его работы. Он не шутил и  выглядел достаточно серьезно. Или устало...
-Чем я могу быть вам полезен?

+1

4

Только природным усилием воли Мунго заткнул нарастающую нервозность из-за иллюзии наваливающихся друг на друга стен, будто ещё одно лёгкое возмущение в воздухе, даже будь оно создано пролетавшей мимо мухой, и здание развалится к лешему. Прежде он за собой такого не замечал, у него не наблюдалось навязчивых идей и страхов, чьи ноги росли из раннего детства Макбета, и поэтому к нарастающей панике примешивалось ещё и замешательство вместе со злостью на самого же себя. Неужто, Мунго стареет и к нему уже незаметно подкрался призрак маразма?
Когда из-за тёмного поворота выплыла фигура хозяина похоронного бюро, Мун замер на пару мгновений, точно каменный истукан, а затем ломаным движением зачесал назад сложенными граблей пальцами изрядно отросшие волосы. Мужчина сухо прокашлялся перед тем, как начать диалог.
– Да, добрый вечер. Собственно, я по поводу похорон, – Макбет не удержал при себе кривой усмешки, подняв расфокусированный взгляд на мистера Беккета, – неожиданно, правда?
За этой дурашливой фразой Мунго прятал бессмысленную, но неумолимую тревогу, которая взметнулась, как стайка испуганных птиц, когда дверь за спиной скрипнула и захлопнулась.
– Не хочу Вас задерживать в этот час, поэтому, пожалуй, разберёмся сегодня только с ценой вопроса, – вмиг приобретя ту серьёзность, с которой заявился на порог похоронного бюро, продолжил говорить Мун. Ему хватило всего одного беглого взгляда (и косящий в сторону глаз ему не помешал), чтобы разглядеть в лице мистера Беккета усталость на грани с самым настоящим истощением, и почувствовать даже неприятный укол вины за свой поздний визит.
– Так, моего отца порвали волки, лицо обезображено с левой стороны, и с брюхом надо бы что-то сделать, животные вывернули его, шкуру совсем не пощадили, – Мунго поймал себя на мысли, словно обсуждал с мистером Беккетом недавно зарезанную на бойне свинью. Обычно выражения вроде «брюхо», «окорок», «шкура» применялись только к скотине, живой или мёртвой.
– Ещё у нас в семье принято кремировать усопших, можно это устроить? – поинтересовался Мун, делая несколько шагов навстречу мистеру Беккету, чья рука хоть и была перебинтована, но, похоже, требовала перевязки, если судить по внешней свежести бинтов. Мунго склонил голову к плечу, разглядывая задумчивым взглядом полученную рану, но быстро взял себя в руки, выпрямляясь во весь свой немалый рост.
– Ах да, я не представился даже, прошу прощения… Меня зовут Мунго Макбет, – мужчина с долей почтения склонил голову, заменим этим жестом привычное рукопожатие, отчего волосы упали на глаза.
«Раз, два, три… Шесть шагов от порога до этого места».
Так мало. Этих мыслей Муну вполне хватало, чтобы обнадёжить себя в том, что до путь до выхода можно преодолеть в считанные секунды. Это помогало ему держать себя в руках также безупречно, как он это делал всю свою сознательную жизнь.

-1

5

-Да, очень неожиданно,-живенько ответил Беккет и с трудом удержал себя, чтобы не усмехнуться в ответ. Он устал сегодня подбирать слова, играя хорошего и внимательного к просьбам клиентов хозяина похоронного бюро, поэтому появление высокого мужчины с забавным косящим взглядом и держащегося просто молодцом, несмотря на потерю близкого человека, стало для Молана глотком свежей воды в океане чужих слез.
-Соболезную вашей утрате, -прозвучала дежурная фраза, содержащая маааленьку толику искренних чувств, но произнесенная машинально и пресно. С таким же успехом Молан мог сообщить, что овсянка подгорела. Да и вроде бы весь мир давно уже понял, что всем плевать на то, что творится за дверью их дома, но все упрямо продолжают «соболезновать», ведь того требует древний ритуал, необходимый для дальнейшего общения с человеком. А то как-то некультурно получается. Вот так сразу к деньгам переходить.
-Когда хотите провести похороны?-поинтересовался мужчина, отрываясь от поисков прайса на захламленном столе. Из подсобки выскочила Дэрин , и, виновато поджав губы, ловким движением руки вытянула из под сваленных в кучу папок искомую распечатку.  Беккет кивнул.
-Простите, завтра…-она говорила так тихо, что ее слов почти нельзя было разобрать, да и Молан не слушал ее обещаний навести порядок. Вместо этого он прислушивался к словам Мунго, весьма специфично описывающим повреждения, нанесенные телу покойного. В его речи было что-то профессиональное, на чем хотелось заострить внимание. Молан сухо кашлянул, примерив на себя  словосочетание «вывернули шкуру», посмотрел на перебинтованную руку и решил, что слишком легко отделался.  Мда, если верить словам посетителя, работы предстоит много.
-Приятно с вами познакомиться, Мунго. Меня зовут Молан Беккет,-владелец бюро кивнул в ответ, умело скрывая, насколько он рад такому клиенту. Перед Макбетом не нужно было расшаркиваться, обходить острые углы при общении и казаться приторно-огорченным, переживающим за чужое горе.
-Итак. Возвращаясь к похоронам и стоимости всего ритуала. Сразу отвечу, что кремацию мы проводим, но об этом позже. Мне пока сложно судить о повреждении тканей, но за  восстановление тела, если с ним все так плохо, насколько вы описали, подготовку к укладке в гроб и на прочие косметические процедуры у вас уйдет порядком 110 евро, если похороны нужно будет перенести и ожидается…гм.. наплыв родственников, придется доплатить за бальзамирование, иначе не дотянет. Вам дать ручку, чтобы записать? Вся остальная сумма, относящаяся к кремации, будет зависеть от того, насколько  дорогие вы закажите ритуальные принадлежности. Если взять обычный гроб, самую простую урну, плюс услуги крематория и транспортировку тела покойного, то выйдет в среднем 180 евро, то, что подороже  переваливает за  240 евро, но горит одинаково хорошо, вне зависимости от цены-Молан почесал бороду, вспоминая, все ли он учел и внимательно посмотрел на собеседника поверх своих очков, словно пытался проверить, насколько внимательно тот его слушал.
-Да, и вам нужны будут документы для проведения кремации: ваш паспорт и свидетельство о смерти отца, -мужчина замолчал, давая Мунго прикинуть в голове расходы на похороны.

Отредактировано Molan Beckett (2016-06-02 02:44:57)

+1

6

– Чем скорее – тем лучше, – ни на секунду не задумываясь, говорит Мунго в ответ на вопрос мужчины о сроках проведения похорон. Он чувствует, что здесь ему оставаться и дальше довольно тяжело, ощущение собственной инородности в этом городе, в этой стране переросло из состояния назойливых мелких мыслей, точно то были просто крошки в постели, в состояние давящей на плечи горы размером с Эверест. Но просто так уехать, позорно испариться, бросив отца, точнее, всё, что от него осталось, было не в характере Мунго. Поэтому он и здесь, намеренно пренебрежительно освещает перед Моланом факт смерти родителя и масштабы работ, которые хозяину бюро и его подчинённым предстоит преодолеть. Макбета не волновал сам факт смерти, но его ела мысль, что его не было рядом с отцом, чтобы как-то облегчить его предсмертные страдания.
– Да, и мне приятно, – Мун не без удовольствия заметил, что, вопреки планам, улыбнулся в ответ на приветствие со стороны хозяина бюро.
Услышав прейскурант цен, Макбет тихонько присвистнул у себя в голове, впрочем, быстро одёрнув себя.
«Ломать – не строить», – резонно заметил внутренний голос, напоминая Мунго, что его стараниями добрая часть семейств в Килларни была обеспечена мясом с различных частей тела забитого им скота. Хоть процесс забоя и имел свои тонкости, ведь каждая стадия содержания тела животного влияла на качество конечного продукта, но Макбет понимал, что разделать тушу проще, чем заново её сшить, и сделать это так, чтобы от внешнего вида не воротило. Даже появилась идея под сорок лет поменять квалификацию, но она тут же была откинута в сторону. Денег Мунго и без того хватает, а при обоих предприятиях он будет провожать созданий божьих на тот свет. Так и к чему эти лишние подвижки?
– Наплыва родственников не предвидится, поэтому, думаю, можно будет обойтись без излишней роскоши и задержек, – пояснил Мун, подходя вплотную к прилавку, за который встал мистер Беккет. Макбет стрельнул взглядом на девушку, именно она, должно быть, и была обязана его принять, но теперь это уже не имело никакого значения. Обсуждать вопросы, касающиеся смерти, хотелось с человеком, который имел удовольствие общаться с ней уже долгие годы. А Молан, похоже, работал с мёртвыми дольше, чем жило это очаровательное создание.
– Да, я бы записал, а то память на цифры у меня не такая уж и хорошая, – кивнул Мунго, засовывая руку за пазуху кожаной куртки и выуживая из внутреннего кармана небольшой блокнот, пестрящий различными записями и вклеенными цветастыми листочками.
– Оу, спасибо за предупреждение, с документами я завтра приду, сегодня я явился к Вам консультации ради, – криво улыбнувшись уголком губ, при этом сощурив тёмный глаз, отмахнулся Макбет, и вновь его взгляд невольно упал на руку Молана.
– Вас звери тоже не обошли стороной? – поинтересовался он, чувствуя, как запульсировал от мимолётной боли заклёванный вороньём затылок. В процессе разговора чувство тесноты и духоты помещения отошло на задний план. Мун старался просто об этом не думать.

+1

7

-Вот, держите, я все записала,-Дэрин протянула Мунго листок, заполненный ровным девичьим почерком, таким, на который не способен ни кто из работников похоронного бюро. Да что там, скорей всего из всего городка наберется с десяток таких, кто может так красиво и ровно писать. Говорят, что по почерку можно понять, каков человек. В случае с Уилсон это правило не работало – она была еще той истеричкой, когда дело доходило до выяснения отношений со своим бойфрендом, зато умела жалеть совершенно посторонних людей.
-На обратной стороне я оставила наши контактные телефон. Звоните, если возникнут вопросы,- похоже, Дэрин либо решила реабилитироваться в глазах начальника, либо пожалела того. Она работала продавцом и  могла выполнять только одну возложенную на нее функцию, в то время как остальные носились так, словно под их ногами был не пол, а раскаленные угли. Возможно, Дэрин и хотела бы им помочь, но увы – не могла. Зато она была красивой и милой.
-Да, на меня, как и на вашего отца напал волк. Мне повезло, что он был уже серьезно ранен, поэтому не смог мне больше навредить. Кто-то из находившихся в тот момент рядом прикончил его. Несчастный случай с вашим отцом произошел 12 числа? -почему-то Беккет ожидал этого вопроса от своего нового клиента. Слишком часто тот косился в сторону его уже чуть ли не почерневших бинтов, требующих перевязки. Интересно, что чувствует человек, видя, как судьба не щадит одного и преподносит щедрые дары  для другого?
Молан вышел из-за прилавка, дабы пожелать Мунго доброго вечера и проводить того до двери, но тут вспомнил, что ему неплохо было бы доехать до супермаркета (мужчина,  по правде сказать, даже и не помнил, ел ли он сегодня) и заглянуть к своему приятелю врачу, который обещал выписать Беккету по старой дружбе отличную мазь для быстрого заживления ран. Кажется, сегодня днем он звонил и сообщил, что Мол может забрать ее в любое время, если не заснет над очередным трупом. Оценив свои силы, Молан пришел к выводу, что полчаса на небольшую прогулку по городу он точно сможет выделить, а свежий воздух вечернего города приведет мысли в порядок и поможет заснуть крепким сном.
-Погодите. Я собираюсь в съездить в супермаркет Lidl, в паре кварталов отсюда. Если вам по пути, я могу подвезти,-пошарив в карманах брюк, Молан не обнаружил там ключей. При всей своей педантичной правильности во многих жизненных вопросах, Беккет не мог совладать с единственным недостатком своей натуры. Он оставлял ключи везде, где только мог. Даже внутри шкафов и на полке в ванной комнате.
- Дэрин, принеси пожалуйста, ключи. Я опять их забыл у Крупа на столе. И скажи ему, чтобы он выметался, иначе закрою его здесь на всю ночь!-мужчина усмехнулся, и,  дождавшись, пока молодая и все еще полная сил девушка выполнит его просьбу, вышел вслед за Мунго, не забыв сменить дерную табличку  на «закрыто». Во дворе их ожидал припаркованный новенький серебристый Фольцваген.

Отредактировано Molan Beckett (2016-06-03 02:58:09)

+1

8

Мунго скосил взгляд на девушку, про которую уже намеревался забыть, а потом сильно развернул голову, вперяясь в неё нездоровым тёмным глазом. Кому-то это могло показаться неудобным, но Мун уже наловчился жить с физическим недугом, которым его так любезно наградила природа.
– Благодарю, – после паузы, затянувшейся на пару мгновений дольше положенного, наконец, ответил мужчина, принимая из рук девушки листок со всеми необходимыми данными. Дома он это обязательно изучит, а пока что бумага была сложена пополам и спрятана в блокнот, который отправился обратно, за пазуху Мунго.
– Да, – скупо кивнул Макбет в ответ на вопрос Молана об обстоятельствах смерти его отца, – ночка выдалась жаркой. Мне вороньё чуть череп не расковыряло, – Мун завёл руку чуть за голову, круговым движением пальца обозначая пострадавшую в области лямбдовидного и сагитального швов голову.
– Пришлось зарубить тесаком, – с толикой сожаления протянул Мунго, тут же меняясь в лице, придавая ему специфичную весёлость, – с них даже суп не сваришь, там были лишь кости с перьями. Туристам на сувениры. 
Правый уголок губ чуть взметнулся вверх, обнажая клык и верхнюю десну – сугубо машинальный вид выражения симпатии к собеседнику, который внешне не отличался хоть какой-то красотой. Но Мунго был уверен, что перед ним стоит человек с крепчайшими нервами, поэтому и чувствовал себя более расслаблено, нежели обычно. Каждый выход в общество превращался в путешествие сквозь завесу высокого напряжения, от которого иногда даже спину сводило, потому что если позволить себе сгорбиться – это вызовет у простых открытых обывателей чувство отторжения. 
– Это… Это было бы прекрасно и очень кстати, спасибо, – от жеста доброй воли Мун решил не отказываться, рассудив, что ему самому было бы неплохо наведаться в супермаркет за некоторыми продуктами. Он собирался это сделать в тот поздний вечер, двенадцатого августа, но у Богов были иные планы, из-за которых Мунго успел совершенно позабыть о своих намерениях, отчего и жил всё это недолгое время на кофе и святом духе. Пища в глотку как-то совершенно не лезла, равно, как и сон не лез в беспокойную голову.
Едва Макбет развернулся и перед глазами замаячила входная дверь, как чувство дискомфорта вернулось и он добавил своему шагу скорости, сокращая расстояние между прилавком и вожделенной свободой резче, чем сам Мун того хотел. Когда он оказался на улице, в лицо ударил отрезвляющий поток воздуха, а на горле точно разжалась чья-то крепкая железная рука. Неожиданный довольный смешок вырвался из груди и Мунго обернулся, через плечо глядя на покидающего бюро Молана, который уже обозначил факт его окончательного закрытия.
– Вы совсем не отдыхали, – зачем-то констатировал факт Мун, когда Молан поравнялся с ним. Стоило им покинуть бюро, как куда-то пропала та спесь официоза, какая замещает собой кислород в воздухе в условиях деловой обстановки. Это позволило Макбету заговорить на тему более отвлечённую и, можно сказать, личную.
Он послушно пошёл следом за Моланом, в мыслях высоко оценивая его машину. Мунго себе такую позволить не мог, да и не хотел, чего греха таить. Религия вылепила из маленького смирного мальчика взрослого аскета, который использовал вещи до тех пор, пока они не изотрутся от времени в прах и тлен.

+1

9

Бравым шагом Мол отправился вслед за своим клиентом, почему-то так резво выскочившим за дверь, точно его (а не Мистера Крупа) пообещали  закрыть в похоронном бюро на ночь. Невольно можно было подумать, что Мун не совсем был согласен со стоимостью услуг, но тогда странно, что он принял предложение его подвезти. 
-Ничего страшного со мной не случится, тут от силы минут десять езды,-ответил Беккет, обходя машину и забираясь на водительское место.
Машина приятно загудела, из динамика послышался голос Боуи, приглушенный и еле различимый сквозь шум мотора. Посидев с минуту, Молан наконец пристегнулся и мягко стартанул  с парковочной площадки. Водить авто Беккет любил. Раньше, когда он  жил в  Дублине, ему приходилось постоянно добираться до работы через весь город, и машина стала для него действительно ценным средством передвижения, сокращая время на дорогу и позволяя быть всегда в нужном месте в нужное время.  Сейчас же, автомобиль стал больше арт-объектом на площадке, и этот факт несколько удручал Молана: когда работа и есть твой дом, городок небольшой, что в нем не развернешься, единственным путешествием становится выезды к клиентам, посещение супермаркетов, да нечастые разъезды за пределы Килларни, невольно хочется бросить все , и, заправив полный бак бензина, махнуть в Дублин к старым друзьям.
-Это все из-за той ночи,- Молану захотелось поговорить. Он сотню раз видел развороченные тела людей, покусанные лица, перегрызенные глотки уж похуже тех, с коими сейчас приходилось иметь дело, но для городка, где почти каждый может знать друг друга, это стало потрясением. Даже Беккет расчувствовался, и не просто потому, что стал непосредственным участником ночной охоты на людей и счастливым выжившим, избежавшим серьезных травм.
-У кого-то траур, а у нас все просто кувырком. Нам не до сна. Мунго, простите за прямоту, рассуждать о случившимся немного не корректно с моей стороны, ведь вы и сами перенесли потерю близкого,- отголоски работы все еще сквозили в словах мужчины, но машина набирала скорость, и, удаляясь от похоронного бюро, Молан чувствовал себя свободнее. Боковое стекло поползло вниз, салон наполнился запахом дороги и сквозящим ветром.
-Килларни не был готов к этой ночи. Совсем. К нам приходили люди, которые совершенно не знали, что делать и как быть, и их незнание становится нашей проблемой, потому что приходится решать за них все: от выбора захоронения до сбора необходимых бумажек. Они лишь ходят, как зомби, ставят подписи и кивают. Иногда не забывают моргать. Странное ощущение, когда не знаешь, кто более мертв: родственники покойного или сам покойный.  Это мое личное наблюдение после этих безумных дней. В другое время все иначе.
Автомобиль выруливал на более оживленную проезжую часть (хотя, движение в Килларни нельзя назвать совсем уж оживленным). За окнами замелькали витрины магазинов и уже закрытых офисов, тротуары наполнились спешащими по домам горожанами и праздно слоняющимися туристами.
- Там в бардачке лежит пачка сигарет, не могли бы вы их мне подать?
Как известно, курение вредит здоровью. Кому, как не коренному ирландцу, проживающему в стране, где почти самыми первыми были введены жесточайшие меры по борьбе с курением и табачным дымом, этого не знать. Но произошедшее после вообще никаким боком не связано с табаком. Молан даже не успел достать сигарету, как в глазах потемнело, сознание поплыло и удерживать руль стало вовсе нереально.  Сквозь потухшие звуки  отдаленным гулом доносились автомобильные гудки,  противный скрежет  торможения шин и чей-то крик. Глаза, к которым не стремилось возвращаться четкое зрение, видели лишь всполохи света. Красные, белые, синие яркие пятна оставляющие потухающий след, как хвостатые кометы. В тот момент Молан еще даже не успел испугаться. Буквально доли секунды разделяют скальпелем времени события «до» и «после», но на срезе не существует ни страха, ни отчаяния... ни понимания происходящего.

+1

10

– Не стоит извиняться, правда, – уже сидя на переднем пассажирском кресле в машине и чуть съежившись из-за своих собственных габаритов, ответствовал Мунго, не глядя на владельца бюро, примерившего на себя роль водителя.
– Смерть – это гостья естественная, хоть порой и внезапная, даже нежданная, при этом неизменно требующая к себе внимания. И это, наверное, вина самих людей. То, что они не готовы встретиться с ней лицом к лицу, – говорил Макбет, неожиданно углубляясь в свою полемику, которую привык вести наедине с самим собой или редким человеком из Ордена, который был бы в состоянии его понять. Для него тема смерти была по-своему острой, наверное, потому, что Дункан так и не узнал, что добил его жену не рак, а собственный сын.
– Не сочтите только меня каким-нибудь психопатом после этих слов, – лукаво прищуренный раскосый взгляд теперь был переведён на Молана, – я понимаю, что отношусь к случившемуся не так, как должен бы относиться. Кому, как не Вам знать, что выражение скорби после потери – это даже просто банальный признак хорошего тона.
Килларни напряжённостью с движением не отличался, тот же Корк, в котором учился некоторое время Мунго, был куда как оживлённее, чем этот тихий туристический городок. Тут было проще сдать на права, рулить удавалось без лишних нервов, хоть Мун и не так часто сидел за рулём, разве что, в сезон охоты, когда они с отцом традиционно выбирались за город. Едва они тронулись с места, у Макбета появилась тихая тревога, но она, как ему показалось, была также вызвана замкнутым, хоть и застеклённым, пространством. Стекло было суррогатом свободы, насмехаясь над тем, кого оно заперло, отделило от внешнего мира, мол, смотри, они все там, а ты один здесь. И пугало Мунго вовсе не одиночество, а чувство, что стены съедутся и заключат в тиски, лишая всякой возможности двигаться. Поэтому стекло начинало вызывать у мужчины весьма странную эмоцию, а именно раздражение.
– Да, сейчас, – Мун поспешил выполнить просьбу Молана, щёлкнув бардачком, который, не полностью откинувшись, стукнул по обтянутым джинсой коленям. Мужчина вытащил пачку сигарет, что лежала прямо на виду, машинально закрыл бардачок и, откинув бумажный язычок коробки, протянул её Молану. Но тот лишь успел слегка задеть пальцы Мунго, прежде чем безвольно откинулся на сидение, словно ударенный током, и выглядело это так, точно кто-то мужчину просто взял и выключил. Как выключают телевизор или заглушают машину.
Мун сразу же вцепился в руль, который остался без хозяйских рук, но это не спасло машину от виляния, хотя, стоит признать, могло бы быть и хуже.
– Блять… Молан! – испуганно рыкнул он, не выдержав напряжения и множества автомобильных гудков, которые заполнили черепушку Мунго, полностью вытеснив мысли вместе с генерирующим их мозгом. Машина начала замедляться, похоже, схвативший какой-то неизвестный Муну приступ Молан прекратил давить на педаль газа, и всё, что Макбету оставалось, это свести машину на край дороги, чуть стукаясь шинами о тротуар, и ударить кулаком по кнопке аварийной остановки.
Половину его действий по предотвращению аварии мозг успешно заменит чёрным полотном с мигающими сполохами встречных фар, в себя Мунго придёт тогда, когда переключит рычаг передач и обратит всё своё внимание на Молана.
– Эй, Молан, что с Вами? – вопрошал он лихорадочно, легко похлопав мистера Беккета по щекам, приводя в чувство, а после принялся шарить руками по своим карманам, пытаясь выудить из них мобильник, чтобы вызвать скорую. Мунго попутно шипел ругательства в адрес всего того хлама, что как на зло попадался под руку вместо необходимого именно сейчас мобильника.

Отредактировано Mungo Macbeth (2016-06-05 10:39:16)

+1


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » autopsy of a death [14/08/16]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC