Secret Wood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » understanding decay [07/11/12]


understanding decay [07/11/12]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

— understanding decay;
07/11/12 Vera Wahlberg & Dallas Lonnegan
окраина Килларни, здание заброшенной скотобойни, будущая радиостанция;

— За железной дверью похоронный марш, дьявол пожирает человечий фарш.
Но на деле всё, разумеется, не столь соответствует тому образу, что рисует воображение: всего лишь стылый осенний вечер, давно и безнадёжно обезлюдевшее здание весьма специфического антуражу, громкая музыка, свирепствующая в пределах обшарпанных стен, ритмичные звуки ударов и механическая вибрация, а для пущей полноты картины — дрожащий в руках одинокой незнакомки скомканный листочек с объявлением о поиске персонала.

Отредактировано Dallas Lonnegan (2016-06-03 19:07:33)

+1

2

Holy, holy crap. Эк Веру угораздило-то, а. Думала, что из двух зол (булочная родителей и это вот объявление) выбирает меньшее и интереснее, но кто же знал, что здание по указанному адресу окажется... Вот тут мысли Уолберг начали варьироваться от неприличных до очень неприличных. Зябко поёжившись, девушка застегнула куртку по самый подбородок, слушая ненавистные уже завывания холодного ветра. Под ногами противно чавкало, а сумерки опустились на Килларни слишком быстро, что лишь усиливало ощущение аномальности всего происходящего и раздражало до невозможности. Впрочем, отчасти раздражение было результатом лёгкого налёт страха, который сопровождал ирландку на пути к месту назначения. Нет, в самом деле, какой человек в здравом уме и трезвом рассудке решится работать (тут опять мысли перестали соответствовать статусу приличной девушки) в таком месте? Вера вот начинала сомневаться в своей адекватности и заподозрила потенциального работодателя в наклонностях, характеризирующих настоящих маньяков. И только любопытство (а ещё категорическое нежелание работать в булочной. Чёртова булочная!) заставляли её медленно, но верно продвигаться вперёд. Уолберг щурила глаза для лучшей видимости, морщила нос, когда чавкало под подошвами сапог уж слишком противно, и нервно комкала в руках листок с объявлением, который в её длинных пальцах начал превращаться в бесполезный и надорванный клочок бумаги.
Для полного счастья не хватало только загадочной, пугающей музыки - ну, знаете, как во второсортных триллерах, когда все знают, когда и откуда появится то ли чудовище, то ли маньяк, то ли помесь этих двух явлений в одном флаконе. Разница в том, что Вера понятия не имела, чего ожидать от предстоящей встречи и состоится ли она вообще. Вдруг это чья-то дурацкая шутка или попытка заманить наивную жертву в свои сети.
Где-то вдалеке ухнул, а после и захлопал крыльями филин - наверняка только проснулся. Не то, чтобы ирландка была сильна в орнитологии и знакома с режимом дня (ночи?) филинов, но ей было откровенно не по себе. Девушка ускорила шаг, сжав в холодной руке телефон со включенным фонариком. Могли бы и позаботиться о комфорте потенциальных сотрудниках. Кто будет оплачивать медицинскую помощь, если в этой темноте она оступится и сломает ногу?
Здание возникло перед крайне сердитой Верой неожиданно, словно выросло прямиком из сумерек. И всё больше Вере казалось, что здесь - пристанище какого-то психа, но поворачивать обратно было слишком поздно.
- Чёрт бы тебя побрал... - мысленно "обласкав" неизвестного, который дал объявление, Вера направилась внутрь, пытаясь не думать о том, что её ждёт дальше.
К слову, о музыке: она буквально сотрясала здание, вибрировала в ушах и... Бодрила. Как минимум она не была похожа на те вкрадчивые звуки, которые сопровождают появление разнообразных тварей, а ещё это было явным признаком того, что в здании всё же кто-то есть. Набравшись решительности и плотно сцепив зубы, Вера направилась на звук. Пришлось миновать пустующие помещения, заваленные разнообразным хламом (девушка ругалась сквозь зубы и высоко поднимала ноги, делая шаг за шагом). Здесь было темно и крайне неуютно, так что Уолберг предпочла ускориться и буквально взлетела на второй этаж, стараясь не заострять своё внимание на деталях и не давать волю воображению. Да и зачем, если совсем скоро она нашла живую душу в этом богом забытом месте. И обмерла: не каждый день увидишь в заброшенном здании высокого, явно сильного мужчину, чьим украшением явно по праву могли считаться борода и... Кувалда. Вот это поворот. Тяжело сглотнув появившийся в горле ком, Вера попятилась, вдруг воспылав желанием уйти незамеченной, но её нога предательски зацепилась за какую-то доску. Уолберг взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, сделала шаг в сторону, при этом вновь зацепив хлам под ногами и создавая шум, который просочился даже через музыку. А, казалось бы, сколько силёнок в теле хрупкой девушки. В итоге она уставилась на незнакомца оленьими глазами, не переставая сминать в руках злочасный листок с объявлением.
- Здр... Здравствуйте. - пролепетала она, когда поняла, что умудрилась то ли активной жестикуляцией, то ли созданным шумом всё же обратить на себя внимание.

+2

3

Это было поистине самое прекрасное, замечательное, идеальное место для уже оформившейся затеи — оставалось лишь, ни много ни мало, облагородить несколько помещений и надёжно законсервировать ненужные во избежание возможных неприятностей, наладить проводку, канализацию, подлатать прохудившиеся трубы. Пожалуй, ещё привести в относительный порядок прилегающую территорию, перевезти оборудование, привести в относительно божеский вид основной рабочий зал, чтобы тот перестал напоминать декорацию к фильму ужасов уж столь явно и отчётливо, а также позаботиться о сотне-другой чрезвычайно важных мелочей, прежде чем позабытая богом радиостанция сможет наконец вновь транслировать свои эфиры по всему городу и за его пределами. Список дел, всё же, поди, выходит не то, чтобы небольшой. Колоссальный объём работы поначалу и вправду казался новоявленным повелителям радиоволн действительно неподъёмным, однако по мере продвижения, пускай и обременённые тысячей трудностей, первостепенные заботы стали понемногу расступаться, распадаться на менее существенные задачи, позволяя уже за пределами одного лишь воображения приблизительно обрисовывать будущее положение дел. К счастью, Лоннеган был у руля не один. Крайне малочисленная команда энтузиастов, не лишённых, впрочем, обстоятельной финансовой составляющей, справлялась с назначенными целями на удивление споро и гладко. До технического старта оставалась, навскидку, лишь пара месяцев и именно поэтому соответствующие разделы местных газет, стенды с объявлениями и пара городских сайтов уже совсем вскоре задорно запестрели оригинальными объявлениями, призванными заинтересовать молодёжь Килларни не только попросту безработную, но и обладающую мало-мальски оригинальным мышлением да способностью чуть-чуть выходить за рамки привычного формата. На правах владельца Лоннеган непременно желал видеть свой маленький, но гордый штат укомплектованным людьми свободномыслящими, лёгкими на подъём, смышлёными и нечеловечески работоспособными, короче говоря, подобными ему самому.
Вечер оканчивался в традиционной обстановке. Привыкший к физическому труду сызмальства, Даллас был по-настоящему рад собственноручно создавать будущее рабочее пространство и действительно вкладывал в каждую его деталь немало честных стараний. Весьма прозаичное сие занятие, по его мнению, облагораживало человеческую личность и служило превосходным универсальным средством от горя, происходящего от ума, к излишнему углублению в кое демонстрируют склонность многие пылкие молодые натуры.
По обыкновению пообещав себе закончить работу сразу по окончанию проигрываемого альбома, Лоннеган мысленно прикидывал, чем ему предстояло заняться в грядущие часы, поскольку вариант скорейшего падения на горизонтальную поверхность, пускай и был заманчив без меры, в планы не вписывался совершенно — эверестоподобная кипа деловых бумаг росла и множилась, ввергая его в состояние смиренной обречённости. Внезапный грохот упавших досок в стенах здания был делом практически ежечасным и абсолютно непредсказуемым — нагромождения разнообразнейшего хлама готовились быть вывезенными уже на днях — и потому очередное обрушение чего-то совсем поодаль не привлекло его сосредоточенного внимания. Впрочем, ощущение чужого присутствия привлекло. Перепуганный лик миловидного создания судорожно цеплялся за него своим отчаянным взглядом, в котором Даллас без труда угадывал вереницу отборно-матерных фраз, суть которых неизменно заключалась в вопросах «зачем», выраженных в несколько более красноречивой форме.
— Ну привет. - Лоннеган прислонил инструмент к опоре, ввиду усталости с некоторым трудом дотянулся до регулировки громкости звучащей музыки, после чего обтёр вспотевшее лицо футболкой, задрав ту до самой головы и, наконец, удостоил девушку ответным испытывающим взглядом.
— Убьёшься здесь, похороню прямо под полом. — кивнув с серьёзным видом, Даллас сразу же понял, что его шуточки, пожалуй, были не слишком уместны в столь поздний час, поэтому далее продолжил чуть более обходительно:
— Зовут тебя как? Рассказывай, с чем пожаловала.
Несмотря на специфический антураж будущей радиостанции, потенциальные работники захаживали на огонёк довольно-таки часто, однако большинство из них, увы, непременно демонстрировало надежду сразу же по принятии разжиться просторным рабочим местом, полным социальным пакетом, оплатой мобильной связи, бензина и чёрт ещё знает чего, а озвучиваемая Лоннеганом необходимость в грубой рабочей силе в качестве временного подспорья служила для соискателей мгновенным отвращающим фактором, а для него, Далласа, превосходным фильтром потока по-настоящему годных трудяг. Именно поэтому от миловидного создания он не ожидал ровным счётом никакой иной реакции окромя «простите, я ошиблась дверью», а значит, и процесс общения затягивать нужды никакой не было.

+1

4

Желание свалить отсюда как можно скорее, сверкая пятками, росло в геометрической прогрессии. Вера даже почувствовала зуд в ступнях, и многих сил ей стоило не поддаться на импульсивные порывы здравого смысла и организма в целом, который почти требовал немедленно покинуть помещение и забыть обо всём, как о страшном сне. Но перед глазами уже замаячила вывеска ненавистной булочной. Уолберг так и представляла, с каким удовлетворением и немым "я же говорила!" мама поручает ей всю грязную работу. Конечно, можно было заниматься документацией или поставкой продуктов, не прикасаясь при этом к самому процессу выпечки (надо полагать, стань Вера у плиты - количество клиентов заведения сократилось бы в несколько раз), но девушку отталкивала сама перспектива стать частью этого бизнеса, так что она искала обходные пути. По-хорошему, нужно было возвращаться в Дублин, и только неведомая сила удерживала ирландку от этого трусливого побега. От сегодняшнего - тоже, ведь Вера стояла на одном месте, как влитая, и таращилась на незнакомца со смесью разнообразных эмоций во взгляде ясных глаз. Выразить все накопившиеся за то время, пока она сюда добиралась, слова мешал не то внешний вид мужчины, не то вдруг проснувшаяся от глубокого сна вежливость. Хотя более действенным, наверное, был всё же первый аргумент. Ну и вывеска булочной с игривым названием всё ещё мелькала перед глазами, и это решило всё в данную минуту. Вот абсолютно всё. Уолберг вдруг преисполнилась решимости и гордо вздёрнула подбородок. я тяжело стучащим в груди сердцем наблюдая за движениями потенциального работодателя - или кто этот человек вообще такой? Правда, Уолберг знатно побледнела, когда услышала вторую после приветствия фразу. Тяжело сглотнула, переступив с ноги на ногу. Вообще-то она не считала себя трусихой, наоборот даже, и в наивности своей верила, что самостоятельное путешествие в Дублин и жизнь там без единого знакомого закалили её характер. То, что она ошибается, девушка уже поняла, но брошенный судьбой вызов решила принять. Не зря же тратила драгоценное время и не менее драгоценные нервы на дорогу сюда. И чтобы всё это не было проделано впустую, придётся продолжать действовать.
- Тогда здесь появится собственный злобный призрак, - проворчала ирландка не слишком уверенно, - Меня зовут Вера, и пришла я вот с этим. - дрожащими руками она разгладила изрядно помятое объявление и шагнула вперёд, показывая его мужчине. - Если ты скажешь, что я пришла не по адресу... - зря прошла через все испытания в виде темноты, грязи, кучи хлама, пугающей музыки и не менее пугающего незнакомца. Кстати, следовало бы заранее придумать достойный аргумент, - ...будет очень досадно. - браво. Теперь, конечно, мужчина испугается и выложит всё, как на духу. Уолберг насупилась, испуганным волчонком смотря на этого здоровяка, который вместе с кувалдой создавал очень даже живописную и пугающую картину. Девушка снова переступила с ноги на ногу; её рука с зажатым в ней листочком опустилась. Запоздало задумалась о несоблюдении формальностей, но who cares?
- Мне нужна работа. - откровенно глуповатое замечание: логично, что раз пришла по объявлению, значит, работа нужна. Светловолосая не тешила себя ложными надеждами и не воображала того, чего, скорее всего, не сможет получить. И всё же на такие условия она тоже не рассчитывала. Какая-то безвыходная получается ситуация. Вера сунула руки в карманы куртки и втянула голову в плечи, не сводя вопросительного и даже немного враждебного взгляда. Дело было не в неприязни к незнакомому человеку, а в защитной реакции психики на страх. Нет, ну кто придумал проводить собеседования в подобных местах?

+1

5

За последние полтора месяца каждый из подобных разговоров начинался аналогично. Заканчивался, впрочем, тоже, если не считать единичных исключений, взятых Лоннеганом «на карандаш». Приближение стартовой линии, очевидно, отнюдь не мешало ему придирчиво оценивать каждого нового кандидата, проверять его так и эдак на самые разнообразные лады, зачастую вызывая у последнего лишь нервное раздражение. Впрочем, именно того Даллас и добивался — пресловутая стрессоустойчивость волновала его не столь сильно, как умение отдельного персонажа находить нестандартные решения и ответы на, пожалуй, чересчур нестандартные вопросы, приводящие в замешательство едва ли не каждого первого.
— Занесём в штатное расписание, так и быть. — Даллас коротко усмехнулся, после чего, тяжело усевшись чуть поодаль, устроил руки и подбородок на окончании рукояти молота и продолжил внимательно следить за девушкой. Любезно протянутый ею листок остался вниманием не удостоен: выслушав сбивчивую просьбу той, мужчина предпочёл сразу перейти к делу:
— А, привет, Вера. Ты совершенно правильно пришла. — определённая театральность тона Далласа была очевидна, впрочем, никакой скрытой издёвки она в себе не несла, являя собой лишь время от времени проявляющуюся застарелую привычку.
— Похвально, похвально. — он пошевелил пальцами, покоящимися на рукояти, в минутной задумчивости устремив взгляд в особенно колоритное сосредоточие рухляди неподалёку.
— И что же ты, Вера, умеешь делать? — осведомился Даллас, возвратив со своей новообретённой знакомой разорванный было зрительный контакт.
— Как ты себя оцениваешь, м? Считай, что это часть собеседования, только, умоляю, не рассказывай о своих рекомендациях из колледжа, оценках и всякой такой скучной штуке, ага? Пойдём-ка мы пока пройдёмся, заодно покажу тебе всю прелесть будущей обители нашего ... предприятия. — чуть было не опрокинув рукоять, Даллас вовремя спохватился и отставил инструмент в сторону, затем вновь поднялся со своего места и, жестом позвав Веру следовать за собой, стал удаляться вглубь помещения, прокладывая путь через всевозможные препятствия, коими то полнилось в избытке.
— Голову береги. Здесь, на самом деле, будет очень круто, но начинать, сама понимаешь, приходится с такого, эм, перегруженного антуража. — распинывая по пути пустые банки, обломки досок и проржавевшие куски обшивки, Даллас продвигался к невзрачной металлической двери, за которой скрывался выход к не особенно-то надёжной покамест лестнице, которая, в свою очередь, вела на крышу скотобойни.
— Ой, забыл, забыл. — развернувшись вдруг на полпути, Лоннеган резво пронёсся мимо своей невольной спутницы, среди равномерного слоя барахла разыскал пакет с логотипом соседнего супермаркета, после чего не менее бодро возвратился к прежнему направлению, на молчаливый вопрос Веры ответив лишь красноречивым вращением глаз.
— Нет, ну есть-то мне тоже надо. — пакет, меж тем, издал весьма многозначительный звон.

Отредактировано Dallas Lonnegan (2016-06-09 22:07:49)

+1

6

Надежда на успешное завершение "предприятия" таяла прямо на глазах. Вера мялась, перекатывалась с пятки на носок, кусала губы и заметно нервничала, несмотря на все усердные попытки это скрыть. И тем заметнее было её состояние на фоне олицетворения спокойствия, которое являл собой мужчина. Это даже начинало раздражать из-за неловкости, которую девушка испытывала, находясь здесь. Уолберг потянулась к волосам, заправляя непослушную прядь за ухо, потом поправила молнию на курточке, снова смяла листок, опустив руку, которую до этого протягивала. Во все глаза таращилась на мужчину и инструмент, которым он работал до её прихода. Так таращилась, что это было даже в какой-то степени неприличным, и, поняв это, Вера тряхнула головой, пытаясь расслабиться и взять себя в руки. Пока незнакомец рассматривал гору хлама, взгляд девушки блуждал по просторному помещению. Она смутно представляла, как всё будет выглядеть, но лишь потому, что пока не дала волю воображению, а ещё больше мешал разнообразный мусор. Если поискать, здесь наверняка можно найти много чего "интересного", но боже упаси Уолберг этим заняться.
Услышав вопрос и последовавшее за ним замечание, она поморщилась, как от зубной боли, и легкомысленно махнула рукой. На самом деле ей было нечем особо похвастаться: училась ирландка средне, слишком активного участия в университетских мероприятиях не брала, о чём может идти речь? Признаваться в этом не хотелось и было даже немного стыдно, поэтому она решила пойти другим путём:
- Вряд ли справка о том, что я - дипломированный психолог, может как-то здесь пригодиться, - подметила она, махнув рукой и взглянув на потенциального работодателя: - Главное моё преимущество - я схватываю на лету. - то есть, да, она могла учиться и делать много разной работы, если это будет ей по душе, - Себя оцениваю как перспективного многозадачного сотрудника. - а это значит, что она готова взяться за всё, что потребуется. Или почти всё. Вера носком ботинка пнула камешек, валяющийся под ногами. Он покатился куда-то в тёмный угол, и девушка не стала следить за точным направлением, понуро кивая в ответ на предложение пройтись.
Мужчина прорезал трассу, как ледокол, а Уолберг семенила следом, лишь через несколько секунд поравнявшись с этим загадочным человеком, который даже имени своего не назвал, хотя она, в общем-то, и не спрашивала. Пока что. Мусор был везде: живописные кучки виделись то здесь, то там. Настоящая инсталляция, или как это сейчас называется в мире современного искусства?
- Ну, да, здесь очень... Атмосферно, - буркнула ирландка, всё ещё несколько опасаясь того, что, теоретически, может произойти. Этот мужчина так ловко управлялся с кувалдой, что свернуть шею хрупкой Уолберг не составит для него особого труда. Вера скосила глаза на своего спутника, но он не выдавал никаких признаков  агрессии или враждебности. Значит, есть шанс - и на том спасибо. - Спасибо за совет, учту. Вижу, работы здесь достаточно много... - ага, и всегда нужна дешевая рабочая сила. Ну ладно, не всё потеряно, нужно дождаться апогея сегодняшнего собеседования.
Неожиданные действия мужчины заставили Уолберг удивлённо проследить взглядом за тем, как он - что тот резвый сайгак - промчался мимо, ловко лавируя между грудами разнообразного хлама, и скептически выгнула бровь, заметив пакет со знакомым логотипом: - Ну конечно. Правда, копание в мусоре наводит на другого рода мысли. - Вера театрально хмыкнула, направившись к той самой двери, куда они шли до внезапного резвого порыва, - Предупреждаю сразу: если ты искал доставщика еды, то разочарую. Я съем купленное быстрее, чем донесу сюда. - в голову внезапно пришла мысль о лепреконе, и Вера сдавленно хихикнула, но тут же прикрыла рот ладонью.
- Горшочек... Прости, пакет с золотом? - но вот мужчина на лепрекона не был похож, вот вообще никаким образом. Хотя воображение вполне могло дорисовать недостающие детали. Тем временем они добрались до двери. Уолберг даже успела расслабиться - совсем чуть-чуть, так что даже сама толкнула дверь, раз уж у собеседника руки были заняты.
- С нетерпением жду экскурсии.

+1

7

Выдерживать каменную маску полной беспристрастности у Лоннегана завсегда выходило из рук вон плохо: львиная доля эмоций, потаённых ли, или предназначенных для широкой публики, обыкновенно находила выражение в его переменчивом облике, милосердно лишая таким образом собеседника необходимости угадывать и выведывать, какими мыслями полнится этот необычайно живой и подвижный разум. Именно поэтому и ныне, в ненавязчивой компании отчаянно бойкой Веры, Даллас никак не мог сдержать добродушную насмешку над трудно скрываемым волнением девушки, кое, очевидно, грозило вскоре напрочь смести границу хлипкой уверенности как в собственных силах, так и в потенциальном успехе всего этого сомнительного предприятия. Её ответы Даллас слушал внимательно, кивал в особо значимых моментах, а с его губ, меж тем, не сходила привычная лёгкая ухмылка.
— Отчего же, психолог нам весьма-таки сгодится. Тренироваться придётся, правда, уже в боевых условиях — Лоннеган неопределённо взмахнул рукой, мол, тут уж ничего не попишешь, — заодно проверим, чему нынче психологов учат, а? Как разберёмся с этим непотребством — мужчина обвёл широким взглядом окружающее пространство — попробуем записать тебя пару раз, послушаем, что получится. Есть у тебя какие методы в запасе, ну, чтобы эффективно реагировать на всякие такие странные комментарии, провокации и прочее? Понимаю, что рановато спрашивать, но можешь иметь в виду. До общения со слушателями, само собой, сразу не допустим, ты нам здоровенькая нужна — Даллас заговорщически ухмыльнулся и коротко гоготнул, тот же момент, впрочем, вернув относительно серьёзную мину, — но если хочешь заниматься чем-то более интересным, чем заполнение отчётности, например, рекомендую начать штудировать что-нибудь на тему эмоциональной устойчивости, повышения иммунитета к особо выдающимся мудакам и далее по списку. Ибо, как известно, хороший радиоведущий должен быть не только бессовестно болтлив и необычайно гибок, но также и лишён склонности вовлекаться в пререкания со всяк неадекватной публикой.
— А уж многозадачности твоей мы непременно отыщем достойное применение. Красить умеешь? — Лоннеган прищурился, скосив взгляд в сторону девушки, наигранной подозрительностью сопроводив столь неделикатный вопрос, но вновь успел вернуть себе прежний несерьёзный вид ещё до того, как Вера смогла произнести в ответ что-нибудь равноценно «остроумное».
— Ну ты не волнуйся, я на первой встрече девушку никогда красить не заставляю, не-а. Если только шкурить. — Лоннеган, очевидно, словил волну мастера шуток за триста — вымотанность умственная и физическая в нём порой вырождались в столь своеобразные и сомнительные формы, что впору было изолировать оригинала от приличного общества.
— Ладно, забудь. Будем разбираться с делами постепенно. — Даллас улыбнулся собеседнице. Ввергать Веру в ещё большее недоумение теперь с его стороны было бы делом совершенно неоправданным. Несмотря на юный возраст, девушка, похоже, демонстрировала определённое упорство и трудностей не боялась, не пасовала при первом же препятствии и не обращалась вся в оскорблённое достоинство в ответ на незлобивые ехидства Лоннегана, и потому с ней явно стоило пообщаться чуть ближе — быть может, именно в ней скрыт тот многогранный потенциал, который Даллас с упорством маньяка искал в каждом новом кандидате, переступающем порог «Kill Arney».
Едва заслышав комментарий Веры насчёт потенциальной опасности съестных припасов, будь они оставлены под её личную ответственность, мужчина поспешил среагировать выражением неподдельного волнения. Прихватив рукой область сердца и покачав головой в знак явного неодобрения, он продолжил, не сводя с девушки пытливого обеспокоенного взгляда:
— На святое посягать! Ай-яй. — не прекращая встревоженно качать головой, Даллас проследовал в уже упомянутом направлении, покуда перед ним не была любезно открыта изрядно проржавевшая дверь.
— Премного вами благодарен. Вот только я первый пройду. Там можно знатно шарахнуться, если не знаешь, куда ступать. Освещение на лестничной площадке отсутствовало как таковое, и ориентироваться представлялось возможным лишь с помощью тусклого уличного света, проникающего в помещение сквозь бессовестно зияющую в ночи дыру в кирпичной кладке стены здания.
— У меня тут получше, чем золото. — Даллас красноречиво тряхнул пакетом. — Отменный стаут. Он ступал осторожно, лишь в определённые участки ступеней, и оборачивался едва ли не ежесекундно, чтобы указать Вере дорогу и проследить, что она следует точно по его следам: несмотря на малую этажность, будущее их пристанище полнилось множеством действительно опасных мест, традиционных для всякого покинутого объекта, и потому порой приходилось проявлять особое внимание к любому передвижению в нестабильных декорациях, в особенности, если оное совершалось человеком, неосведомлённым об угрозе, таящейся буквально в каждом тёмном пыльном углу.
— Ну вот. — с силой толкнув дверь два пролёта спустя, Лоннеган вскоре вывалился на крышу скотобойни. — Всё в порядке? Эту лестницу мы, кстати, потом закроем, есть другая, более ... безопасная. Через пару дней увезём эти залежи дерьма, потом будем отчаянно драить поверхности во всех измерениях, да. — примостив свою бесценную ношу к вентиляционной шахте, мужчина сделал несколько шагов к краю крыши, оставив Веру позади. — Здесь можешь ходить спокойно, уже успели хорошенько подлатать. Он неторопливо осматривал прилегающую городскую территорию, любуясь мерцанием ночных огоньков, и с неподдельным наслаждением вдыхал стылый ноябрьский воздух.
— Я тебе попозже покажу остальные места, днём, например, завтра, когда посветлее будет. Сейчас всё же не слишком безопасно. Если ты, конечно, не умчишься со скоростью света куда подальше под впечатлением, м? — обернувшись в сторону девушки, Даллас легко усмехнулся и, спрыгнув с парапета, направился прямиком к своим покинутым сокровищам, после чего извлёк из недр пару бутылок. Протянув одну своей собеседнице, он вновь углубился в изучение содержимого пакета: — Ой, сырочек. Хочешь? Бери, что хочешь. Я Даллас, кстати. Эта контора, как ты могла догадаться, принадлежит мне. — издав некоторое тягостное кряхтение, Лоннеган вытащил из грубо сколоченного деревянного ящика на свет божий знатный кусок удивительно чистого поролона, приладил его на широком парапете, после чего устроился сам и жестом пригласил Веру присоединиться.
— Так себе в плане комфорта, но вид замечательный. — после поистине бесконечного рабочего дня первый глоток прохладного эля показался сущей амброзией. Даллас удовлетворённо прикрыл глаза, помолчал немного, затем, не спуская глаз с панорамы района, осведомился:
— Ты сама чем бы хотела у нас заниматься?

Отредактировано Dallas Lonnegan (2016-06-16 21:31:48)

+1

8

Ой, ну давайте не будем лукавить: Вере всё ещё не казалась идея с прибытием в это странное место слишком удачной. Или удачной в принципе. В голове так и стучало: "пора валить", а девушка всё медлила и не спешила принимать решение. Ну глупо было бы отказаться от потенциальной возможности найти работу только потому, что её настораживали условия. Которые пойдут на поправку с течением времени и ремонта (если появится возможность вынести мусор - особенно). В конце-то концов, этот суровый дядька оказался не таким уж суровым и пугающим, как казалось на первый взгляд. Или это кувалда во всём виновата. "Спонсор вашей брутальности - кувалда и борода. Кувалда и борода: пусть все девушки трепещут". Вот Уолберг и трепетала - от страха, но сейчас коленки перестали подкашиваться, зато девушка с интересом косилась в сторону многозначительно позвякивающего содержимого бумажного пакета. Вера вдруг с грустью осознала, что не успела поужинать, и как теперь жить с этим дальше? Приходилось терпеть. Да и думала Вера об этом только вплоть до того момента, как чуть не оступилась - это заставило девушку сосредоточиться и следовать за мужчиной - шаг в шаг, ведь чуть в сторону - и можно шею свернуть. Решив, что такой поворот событий крайне нежелателен, Вера предпочла всё же вести себя прилично и лишних движений по возможности не совершать. А то, гляди, и правда похоронят её прям здесь, под горами мусора, и никто из близких об этом не узнает.
- Стаут. Отлично. - бормотала ирландка, проклиная вечернюю темноту (как этот человек видит, куда идти?) и хрупкость этого сооружения. Создавалось впечатление, что стоит подуть ветру - и всё здание рухнет, как карточный домик. Мнение, конечно, в корне неверное, что Уолберг понимала, но отделаться от этой мысли было чертовски сложно. Вера сосредоточенно хмурилась, следя за шагами идущего впереди мужчины, а потом не замечала, что он оборачивается - как заботливо с его стороны.
Наконец, их "поход" завершился, чему девушка была несказанно рада - ей было сложно фокусироваться на том, что она видит не слишком хорошо и не может немного расслабиться, так что выход на крышу оказался очень приятным. Прохладный воздух наполнил лёгкие, и ирландка помимо своей воли широко улыбнулась, с трудом сдерживая желание по-кошачьи потянуться, как после долгого трудового дня. Она ведь и поработать-то не успела, но стресс, понимаете-ли, штука утомляющая. Когда первое впечатление прошло, девушка заинтересованно осмотрелась, и поняла, что здесь действительно есть место красоте: чего стоил один вид на город с мерцающими чуть поодаль огоньками. Пожалуй, ради этого вида стоило сюда идти, с этим Вера не могла поспорить, даже если вдруг бы и возникло невероятно сильное желание.
- Всё в полном порядке, благодарю судьбу за то, что нигде не сломала ногу-руку-ещё что-нибудь очень важное. Так что лучше не бывает, - Уолберг даже подняла большие пальцы на обеих руках, показав этот одобрительный жест спине своего провожатого, - Вид, кстати, замечательный. - светловолосая сделала несколько осторожных шагов, потом вспомнила, что здесь можно не опасаться за сохранность своей ценной тушки, и почувствовала себя в разы лучше. - Интересно, ты любишь экстрим или проверял мою реакцию, проведя именно по этой лестнице, а не более безопасной? - ирландка хмыкнула, но недовольства в голосе не послышалось, скорее какой-то задор или даже азарт.
- Я бы, может, и хотела умчаться со скоростью света, но есть огромный риск не добежать до выхода и свернуть себе шею где-то по пути. Досадно будет, правда? - так что нет, сбегать она - пока что - не собиралась, да и вообще была заинтригована всем происходящим. Девушка подошла ближе, принимая бутылку и кивая в знак благодарности. Здесь очень хорошо, свободно дышалось, и Уолберг вдруг подумала, что, наверное, сможет полюбить это место и уж точно желает принимать участие в том, чтобы привести его в порядок. Да, мысль посетила светловолосую голову очень внезапно, но была так же внезапно подавлена сообщением о сырочке.
- Хочу! - Веру не нужно долго упрашивать. Получив разрешение, она запустила руку в пакет, нащупала полоску чуть подтаявшего сыра и с наслаждением отправила её в рот, даже зажмурилась от удовольствия. - Спасибо. И да, Даллас, я всё уже поняла. Приятно познакомиться, кстати. - она пристроилась рядом с Далласом, чувствуя какое-то странное умиротворение. Оказывается, для счастья, пусть даже мимолётного, человеку не так уж и много надо: достаточно эля, сыра и хорошего вида перед тобой. Вере понравилось. Она покосилась в сторону мужчины и сделала глоток из бутылки.
- Ну, вообще-то я девушка хрупкая и для тяжёлой физической работы не созданная, - девушка хитро сощурила серо-зеленые глаза, - Но я готова пожертвовать своим драгоценным здоровьем на благо конторы. - тем самым как бы дала своё согласие чистить, убирать, красить - что угодно. В рамках разумного, конечно.
- Хотела бы быть ведущей. - Вере нравилось общаться с людьми, даже не всегда адекватным, почему бы тогда и нет? Хотя ей позарез нужна была работа, так что девушка бы согласилась и на что-то попроще, если Даллас вдруг решит, что для этого она не создана. Но Уолберг оставила эти мысли при себе - вдруг и он об этом задумается, кому это надо. - Мне кажется, здесь будет здорово. Ну, когда не останется этого хлама и всё такое. - она неопределенно махнула рукой и сделала ещё глоток. Ей казалось, что они с Далласом нашли некоторый контакт, это не могло не радовать.

+1

9

Вроде бы всерьёз увлёкшись созерцанием всяк ночных красот дремлющего Килларни, Лоннеган, тем не менее, продолжал вполглаза следить за действиями девушки и вскоре был едва ли способен сдерживать хитрую улыбку. Стремительная перемена в настроениях Веры, разумеется, не имела никаких шансов пройти незамеченной: ещё несколько минут назад она, помнится, лишь настороженно озиралась, готовая удрать поскорее куда глаза глядят, лишь бы подальше от странного места, теперь же, взгляните-ка, будто бы совершенно расслабилась, развеселилась, а потому и диалог пошёл более споро и гладко. Удовлетворённо кивнув самому себе, Даллас после взглянул на спутницу с искренним выражением совершенной непосредственности:
— И то, и другое. — он ухмыльнулся, склонив голову набок, — Если бы ты сдрейфила всего лишь пройти по старой развалюхе, было бы очень досадно. Ещё хуже, если бы начала возмущаться такому обращению со своей персоной. — Даллас многозначительно выпучил глаза, дескать, такого поведения его хрупкая душевная организация бы никоим образом не выдержала. — Но, судя по всему, у нас всё в порядке. — он указал на девушку горлышком бутылки и совершил салютующий жест. Сделав несколько больших глотков и едва справившись с присущими процессу блужданиями углекислого газа, Даллас пару раз стукнул себя по грудине, попутно бросив на Уолберг извиняющийся взгляд:
— Пардон. Выслушав доводы Веры относительно её будущей роли внутри компании — те, к слову, отнюдь не стали для него новостью, — мужчина продолжил, перемежая реплики с недолгим молчанием, связанным с увлечённым потреблением любовно приволоченных яств.
— Это правильно. А то понаслушаются, знаешь, про всякую эмансипацию, так начинают доказывать всем вокруг... — довольно-таки тревожные современные тенденции в этом противоречивом аспекте межполовых взаимоотношений и впрямь вызывали в мужчине чувство непонимания, перемежающегося с, как бы то ни было странно, самой обыкновенной брезгливостью. Женщина, добровольно взвалившая на себя обязанности противоположного пола лишь с целью самоутверждения в его глазах неминуемо теряла привлекательность и более не вызывала ни интереса, ни уважения. К счастью, полу-провинциальная местечковость Килларни имела на данный вопрос сугубо лишь положительное воздействие, в столицах же подобные экземпляры встречались, увы, едва ли не через одну. Плотно занявшись поглощением здоровенной тортильи, Даллас лишь отрицательно махнул рукой в ответ на предложение Веры подсобить на стройке.
— Не вздумай. Разве что, позже, когда всё будет устроено, понадобится помощь с наведением лоска, так сказать. Не то, чтобы это было особенно применимо к такому антуражу, но всё же. Лоннеган тем временем успел прикончить первую бутылку и сей же момент разжился второй. Он покамест не успел решить, стоит ли этим вечером возвращаться домой, ведь ранним утром предстояло снова заняться упорным и планомерным разбором этих величественных завалов, а потому — был ли смысл уезжать вовсе? Автомобиль был припаркован у самого входа, скоротать ночку в нём не было бы для Далласа чем-то особенно новым. Между тем, новый комментарий собеседницы успел вызвать одобрительную улыбку — разделить с другим видение будущего результата выступало обязательным пунктом в списке дел, обязательных к исполнению, ибо устроенные в одиночку, как известно, подобные мероприятия успешны бывают отнюдь не часто.
— Ах ты ж твою мать. — Даллас красноречиво скривился и поспешил поскорее приложиться к бутылке — коварный халапеньо притаился в безмерно аппетитных внутренностях тортильи и пару секунд назад таки явил его рецепторам всю свою жгучую прелесть. Лоннеган старательно извлёк из еды ещё одного маринованного диверсанта и тут же отправил его в полёт с крыши. — Засранец какой. Насилу заглушив разыгравшийся было пожар, мужчина вновь обратился к своей спутнице:
— Ты ведь училась не здесь, почему ты вернулась, м? Мне доводилось встречать лишь пару человек твоего возраста, добровольно променявших большой город на, так сказать, колорит провинциальной местности. К таковым относился, разумеется, и сам Лоннеган. Впрочем, переменчивое настроение заставляло его регулярно мотаться между тихими городскими сумерками Килларни и шумными, многолюдными барами Дублина. Определиться же с выбором окончательно и остановиться, наконец, на чём-то одном покамест никак не представлялось возможным, чем, собственно, досаждало самому Далласу, изрядно подуставшему от перманентной неопределённости.

+1

10

Вера, как и полагается каждой уважающей себя представительнице слабого пола, вполне могла иметь семь (а то и все восемь) пятниц на неделе. Сейчас она демонстрировала эту воистину великую способность во всей красе и даже этого не осознавая. Ну, сами посудите: приходит, значит, девушка наниматься на работу в какое-то здание в состоянии средней разваленности, а тут мужик с кувалдой и давящая на слух музыка. И если с последним фактом смириться можно достаточно быстро – в конце-то концов, у всех разные музыкальные предпочтения, то первых два факта вполне могли отпугнуть куда более впечатлительную особу. А Уолберг проявила удивительную стойкость духа (или попросту опешила от такого поворота и не успела вовремя сориентироваться да поскорее скрыться – только пятки бы сверкали).
- Ещё досаднее было бы, сломай я при этом ногу, – проворчала ирландка, но скорее для виду, чем действительно обеспокоившись этим вопросом, - Ну, я, конечно, и правда создание хрупкое, мужской силой – что логично – не наделенное, но ходить всё же приучена. – Вера хмыкнула, хитро покосившись в сторону Далласа, - Тем более, случись со мной что – отвечать бы пришлось тебе. Перед моими родителями. И уж, поверь, это было бы хуже разбирательства с полицией. – сменив гнев на милость, точнее – настороженной на благодушное настроение, Уолберг всё же успокоилась, подбадриваемая элем и вкусным сыром. Сделав вид, что не заметила потуг мужчины, с молчаливым кивком приняла извинения и качнула светловолосой головой.
- Ну, знаешь, ринься я, например, подхватить твою кувалду – это выглядело бы как минимум смешно, как максимум – я бы убилась, так и не дойдя до конца собеседования. – ну уж нет, грубую мужскую работу пусть делают мужчины. И не то чтобы Вера против равноправия, однако, в её понимании оно не доходило до абсурда и ограничивалось тем, чтобы женщин не заставляли сидеть дома, готовить обеды да нянчить детей. Уолберг с этой задачей бы не справилась, с готовкой так точно. А так она ничего не имела против того, чтобы выступать в роли пола слабого – на радость себе и окружающим её мужчинам.
Девушка передернула плечами, поднося бутылку к губам и выпивая еще немного. Хмыкнула:
- Не смею настаивать – мне же лучше.
И пока она пыталась представить картину с конечным результатом (в идеале, Вера будет принимать в процессе непосредственное участие, так как надежда получить работу пока не умерла), Даллас выяснял отношения с халапеньо, и бой разразила не на жизнь, а на постыдную смерть несчастного продукта не слишком-то триумфальным полётом с крыши. Вера бы похлопала, да бутылку из рук выпускать не спешил.
- Твоя победа неоспорима. – беззлобно бросила она, посмеиваясь. А вот вопрос заставил её задуматься над ответом. Девушка снова обратила взгляд к, кажется, безграничному ночному пейзажу, и опять пожала плечами: - Родителям понадобилась моя помощь, не могла же я отказать. А потом так получилось, что Килларни затянул меня в свои сети. Тем более, ничерта у меня в Дублине не получалось, вот надеюсь, что удача улыбнётся хотя бы здесь. – только бы самого Далласа такой ответ, пусть и предельно искренней, не отпугнул от потенциальной сотрудницы. В любом случае, у Веры не возникло ни малейшего желания придумывать какую-то красиво-слезливую историю, вдохновением на которые грешат многие барышни с намёком на внешний лоск и даже гламур.
- В конце-то концов, я не могу не попытаться, – ещё глоток, и Уолберг повернула голову к собеседнику, - В этой жизни нужно попробовать всё. А вдруг я, переезжая в большой город, потеряла бы что-то важное? Всё же тут – мой дом, из которого, правда, я в своё время, не особо раздумывая, уехала. Правда, теперь мне кажется, что все дорогу ведут в Килларни. – и не было обречённости или страданий в её голосе, только задумчивость и готовность принять от судьбы этот вызов.

+1


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » understanding decay [07/11/12]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC