Secret Wood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » Делай добро и беги [10.10.2016]


Делай добро и беги [10.10.2016]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Ide Whelan, John Hennessey
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://s8.uploads.ru/u1Hpz.png
10.10.2016
Смеркалось.
Улицы Килларни, Ирландия.

Ида еще не успела, в общем-то, никого обокрасть, как уже влипла в неприятную историю, неожиданно для себя самой. Дилетант в криминальном деле, она совершенно не предполагала, что местные воры не потерпят в Килларни конкурентов. Даже таких незначительных, как двадцатидвухлетняя девчонка из благополучной семьи. И кто знает, чем поплатилась бы Ида за наглость работать на их территории, если бы не непомерно разыгравшееся благородство Джона Хеннесси.

Отредактировано Ide Whelan (2016-05-25 17:11:06)

+2

2

Улицы Килларни пустели к десяти часам, но город еще не спал. Секрет прост - все, кто не пребывал в объятьях Морфея, разбрелись по многочисленным пабам, и вне их оставались только работяги, которым их жены установили регламент "быть дома до десяти" и которые безнадежно опаздывали к этому сроку. Памятуя о "ночи кровавой луны" (на вкус Иды, отвратительное название), местные жители не торопились выходить на улицу в темное время суток без лишней необходимости. Впрочем, это не помешало ирландцам по привычке провожать конец рабочего дня за парой-другой кружек пива.
Ида же сомневалась, что та ночь сможет повториться вновь. По крайней мере, не сегодня. До полнолуния, наверное, оставалась ночь или две, никакого затмения не ожидалось, да и животные, выбравшись единожды из леса, не торопились снова возвращаться в город. Поэтому Уилан отказывалась соблюдать комендантский час, который ее родители объявили близнецам, предпочитая приходить домой ближе к полуночи. Тем более, что после девяти у нее ежедневно появлялись неотложные дела. Сегодня эти дела ограничились парой небольших, но полезных безделушек из магазина хозяйственных инструментов. Кусачки должны были пригодиться ей на случай, если где-то потребуется вырубить видеокамеры или все электричество, перчатки - ясное дело, чтобы не оставлять следов, а фонарик и вовсе необходимая в ее деле вещь. До этого Ида пользовалась телефоном, но держать его в руке не так удобно, да и в самый неподходящий момент не хотелось бы отвлекаться на звонок от мамы. Зачем-то еще прихватила с собой скотч. Видимо, просто потому, что скотч лишним не бывает. Руки в карманы теперь не убирались, и Ида грела их, натянув на ладони рукава. Шла Уилан медленно, засматриваясь на окна пабов, здороваясь с редкими прохожими, просто с удовольствием дыша свежим ночным воздухом. К тому же, такой темп позволял заметить, нет ли за ней слежки, обычный человек давным-давно обогнал бы ее. Прежде Уилан не страдала манией преследования, но попавшись раз одному слишком проворному пэйви, Ида не хотела повторять опыт вновь, и хотела проверить, видел ли кто-нибудь ее на этот раз. Спустя пару кварталов Уилан решила, что все чисто, расслабилась и ускорила шаг. Зря.
Мужчина, вышедший из-за угла с противоположной стороны улицы, ее даже не насторожил. Не стала беспокоиться она, когда к нему присоединился второй. Но, услышав шаги уже за своей спиной, Ида почувствовала неладное. Она пошла еще быстрее - троица не отставала. Но даже тогда Уилан не паниковала. Ей достаточно было скользнуть в тень - и вот она уже по ту сторону стены, с такими навыками она становится очень сложной добычей. Но очень сложная добыча сегодня была слишком самонадеянна - это Ида поняла, когда прямо перед ее носом вырос двухметровый увалень. Она сделала шаг в сторону - и он тоже. В другую - и он туда же. Только тогда Уилан догадалась, что основательно влипла. Неужели, ее снова видели и решили по-тихому с ней расправиться? Вряд ли эта компания окажется столь же сердобольной, как и тот пэйви. Как бы ей сегодня ночью не попасть на операционный стол к своему отцу...
- В чем дело? - невинным тоном поинтересовалась Ида, решив для начала играть в несознанку. У нее еще было время, чтобы исчезнуть, но тогда ее абсолютно точно увидят, а этого она не хотела.
- Она еще спрашивает! - послышался тягучий голос за ее спиной, и Иду грубо толкнули в ближайшую подворотню, из которой минуту назад нарисовался тот самый двухметровый. Так, что едва не сбили с ног, но в последний момент Уилан все же сумела удержать равновесие. Повернувшись к обидчикам, она всмотрелась в лицо каждого. Увалень не был ей знаком, как и небритый тип в кепке, лет пятидесяти. От него за версту воняло перегаром, но стоял он твердо и ровно. Третий был очень худым, но стоял в тени и его лицо Ида не могла разглядеть. А вот четвертый...
- Оуэн? - Уилан удивленно подняла брови и сделала шаг назад. Оуэн О'Лири учился с ней в одном классе и был ужасным забиякой. И что же, во что он ввязался на этот раз?
- Эт че, твоя подружка? - обратился худой к нему. Оуэн, похоже, был удивлен не меньше, чем сама Ида, и в ответ пробурчал что-то неразборчивое. Но это было уже не важно, плевать на Оуэна и его делишки. Точнее, нет! Не плевать. Ведь его "делишки", похоже, касались самой Иды. Что они вообще от нее хотят?
- У меня нет с собой наличных. Только мобильный. Хотите - забирайте и оставьте меня в покое.
Ида неопределенно взмахнула рукой, показывая, насколько скудный у них сегодня навар. С каких это пор криминальная обстановка в Килларни накалилась настолько, что теперь нельзя выйти из дома, как ограбят среди бела дня! Ну, уже не дня, но пока еще всего только десять часов. Даже дети еще сказки на ночь не дослушали! Она кинула мобильный Оуэну, тот легко его поймал. Расставаться с телефоном было грустно, но это была небольшая жертва, в сравнении с той, что может быть, если эти ребята узнают о ее способности проходить сквозь стены. Так просто они Иду не отпустили бы.
Впрочем, и так не отпустили, потому что худой сказал:
- Нахрена он нам? Лучше скажи, с каких пор работаешь?
- О чем вы? Я безработная!
- Не придуривайся, - прохрипел молчавший до этого тип в кепке, и Ида чуть не задохнулась от смеси ароматов. Кажется, именно он здесь был главным.
- Да! - подхватил худой. - Мы видели тебя на прошлой неделе, ты что-то уперла у того цыгана.
- Пэйви, - поправила Ида на автомате, и только потом до нее дошло, что она тем самым только что подтвердила, что все это - правда.
- Че?
- Я ничего не украла!
- Ну конечно, - усмехнулся Оуэн.
- Мы пришли предупредить тебя, что конкуренты нам не нужны... - спокойно отозвался главарь.
- О, спасибо. Я тронута вашим вниманием, - обнаглела Уилан.
- ...и проучить.
- Что? За что?! - воскликнула она.
Тот, что в кепке, кивнул увальню.
- Разберись с ней, Мэд. Только не переусердствуй.
И Мэд принялся красноречиво разминать пальцы. Иде оставалось только надеяться, что его имя было сокращением от какого-нибудь "Мэдока", а не многозначительным прозвищем, которое он получил за свое бешеное поведение.
- Я буду кричать, - предупредила Ида, сама не зная, зачем. Почему бы сразу тогда не закричать?
- Да на здоровье!
Ида посмотрела вверх. Со всех сторон подворотню окружали дома, но в окнах не горел свет, некоторые стекла были выбиты, а стены скрывали три слоя граффити. Идеальное место, чтобы просочиться в соседнюю квартиру - там никто Иду не ждет, никто не увидит ее фокус. Зато увидят эти типы, и если сейчас ей удастся скрыться от них, то потом они смогут ее найти. Оуэн уж точно знает, где она живет. И что они сделают с ней тогда? Чем будут угрожать, чтобы заставить работать на них?
Об этом Ида думала, отступая шаг за шагом, в то время как Мэд чудовищно медленно, но неотвратимо шел к ней. Наконец, спиной Уилан почувствовала, что наткнулась в стену. Такую безопасную и спасительную, что сейчас Ида без труда смогла бы пройти сквозь нее. Если ее достаточно напугать, Ида не сможет уже себя контролировать, но пока старалась успокоиться. Успокоиться настолько, насколько возможно, когда на тебя надвигается двухметровый мужик, недвусмысленно поигрывающий складным ножом. Кажется, даже забытые уроки айкидо Иде здесь не помогут. Но черт, как же не хочется себя выдавать. Напоследок она бросает жалобный взгляд на Оуэна, но тот явно не решается перечить своим товарищам. И когда Мэд подходит еще ближе, Ида зажмуривается. Забыв напрочь о своей способности, Уилан думает только о том, как же ей сейчас будет больно.

Отредактировано Ide Whelan (2016-05-25 20:17:15)

+1

3

Тащиться куда-то на ночь глядя по стремительно пустеющим улицам города было для Джона обычным делом - его основная "целевая аудитория", как правило, разбредалась по гостиницам лишь когда начинало смеркаться. После плодотворного... "рабочего дня" нужно было устраиваться на ночлег, а вернуться в посёлок пэйви с добром, которым удалось разжиться, означало возможность огрести так, что мало не покажется, да и поздно уже выходить за пределы города, так что Хеннесси никуда не спешил. В отличие от местных, которые опасались покидать свои дома с наступлением темноты, всё ещё напуганные воспоминаниями об августовском затмении, он чувствовал себя вполне спокойно. Полное лунное затмение - явление довольно редкое, и вообще далеко не факт, что животные той ночью взбесились именно из-за него, просто это был самый очевидный вариант. Люди всегда цепляются за самое очевидное, поэтому столь многие сейчас с пеной у рта доказывают, что пора брать ружья, вилы, факелы и идти утраивать лесным обитателям свою кровавую луну. Но ведь затмение в Килларни - наверняка не единичный случай. Животные что, везде выходили из окрестных лесов и бросались на людей? Невольно Джон снова вспомнил предсказание Рады, когда она отчаянно пыталась предупредить всех о грядущей опасности, но ей никто не поверил. Будь он хоть немного проницательнее, будь все они хоть немного проницательнее, и беды можно было бы избежать. Но к чему теперь жалеть? Всё равно ничего уже не изменить.
Хеннесси на мгновение поднял глаза к небу - луна уже преодолела фазу четверти и теперь прибывала с каждой ночью - и поправил на плече ремень сумки с сегодняшним уловом. Он был уверен, что из-за летней шумихи туристов в этом сезоне можно будет по пальцам пересчитать, но те наоборот, будто в поисках приключений на задницы, охотно ехали в Килларни, что не могло не радовать. Нужно будет завтра всё это сбыть, и можно возвращаться в посёлок на день-другой. Состояние мамы в последнее время вызывало у Джона беспокойство, и ему не хотелось оставлять её надолго. После нападения она была сама не своя, основательно замкнулась, то и дело бессмысленно таращилась куда-то перед собой или на людей вокруг, не давала прикасаться к себе. Жутко было видеть её в таком состоянии, но Джон не знал, что делать и чем он может ей помочь. Кто бы мог подумать, что от древесных лягушек можно ожидать такой агрессии?
Перебирая в руках янтарные чётки, доставшиеся от одного француза по большей степени в качестве бонуса, Хеннесси ускорил шаг, чуть приподнял плечи - вечера уже стали заметно холоднее - и попытался припомнить, куда он сунул ключи от комнаты в хостеле, когда его отвлекла какая-то возня, доносившаяся из тупика между зданиями.
- Я ничего не украла!
Почти отчаянный возглас заставил Джона остановиться и, щурясь, напряжённо всмотреться в темноту. Голос почему-то показался ему смутно знакомым, но прозвучавшие ему в ответ мужские голоса заставили Хеннесси напрячься. Ничем хорошим это не пахло. По сути, то, что там творилось, было не его делом, и Джону следовало просто сделать вид, что он ничего не слышал, и пойти себе дальше. Целее был бы. Но чёрт знает, что заставило его посмотреть вправо-влево, проверяя, нет ли машин, быстрым шагом пересечь улицу и осторожно выглянуть из-за угла.
Собственно, нечто подобное он и ожидал увидеть. К нему спиной стояли четверо мужчин, условно их можно было назвать увалень, тощий, кепка и пацан - на вид тому было лет двадцать, не больше. А напротив них опасливо вжимала голову в плечи... Это же та самая девчонка, которая не так давно пыталась его обчистить! Что, снова не на тех напала? Вечно эти дилетанты влипают в истории. Джон помнил, как сам первое время не раз встревал из-за излишней самонадеянности, и как ему зачастую навешивали тумаков. Зато умнее стал. В общем, это действительно не его дело. Насколько ему помнилось, у девчонки была весьма незаурядная способность проходить сквозь стены так, будто их и не было. Что ж она не сбежала ещё? Не хочет ещё и перед этими ребятами себя скомпрометировать? По сути, относительно здравая мысль, но эта тайна может стоить ей здоровья.
Джон честно собирался уйти, пока его не заметили. Горе-воровка была слишком занята четвёркой, нависшей над ней, те в свою очередь увидеть пэйви просто не могли, так что он вполне мог незаметно слинять. Но когда увалень, которого, кажется, кепка назвал Мэдом, весьма красноречиво хрустнул пальцами, разминая кулаки, в голове что-то щёлкнуло. Джон торопливо стащил с плеча сначала футляр со старенькой гитарой, потом сумку с добычей, бросил всё это у мусорных баков и вышел из-за угла, громко свистнул, сунув большой и указательный пальцы в рот, а потом скрестил руки на груди. Тусклый свет уличного фонаря светил ему ровно в спину. Довольно дешёвый эффект, но зато выглядит, наверное, красноречиво.
- Четыре здоровых лба на одну девушку - вам не кажется, что это немного нечестно? - ухмыльнулся Джон, когда все четверо обернулись на внезапно нарисовавшееся новое действующее лицо, затем как-то озадаченно переглянулись.
- Чего? - после недолгого молчания выдал наконец тощий, заставив странника растянуть губы в ухмылке.
- Хорошо, скажу понятнее,- Хеннесси всплеснул руками. - Не по понятиям работаете.
- Нихрена не понимаю, что он говорит, - сознался пацан, доверительно склонившись в сторону кепки. В общем-то, Джона нередко не понимали из-за его манеры речи, недаром же акцент пэйви часто пытаются высмеивать. Мол, дипломаты из вас получились бы отличные, нихрена не понятно. Но соблазн сострить был слишком велик.
- Мозгов, может, не хватает?
- Чё сказал? - ощетинился мальчишка и, как ему, наверное, казалось, угрожающе рванул в сторону Джона, но кепка его затормозил, преградив ему путь рукой.
- Отвали, - прохрипел он, недобро сощурившись. Этого, судя по всему, можно было назвать бывалым, и ходки у него наверняка были. Скорее всего, среди них четверых главным был именно он. - Иди, куда шёл.
- Эй, это же тот цыган, - увалень обличающе ткнул в сторону незваного свидетеля своим пальцем-сарделькой. Джон на мгновение возвёл глаза к небу.
- Пэйви, - устало поправил он, но тут же махнул рукой. - Хотя, какая вам разница, да? Короче, вы бы к девушке не лезли.
- А то чё?
- Резонный вопрос.
А действительно, "чё"? Он один против четырёх дуболомов, которые в драке не преминут воспользоваться нечестными приёмами или вообще вогнать нож под рёбра. Что для них человеческая жизнь, по сути? Так, фантик. Угрожать девушке было для них обычным делом, что уж говорить о каком-то цыгане - пырнут, скинут труп в канаву и забудут тут же. И нахрена он вообще влез? Джон бросил короткий взгляд на девушку, такую испуганную в тот момент, что сердце на секунду болезненно сжалось в груди. Значит, сначала ты почти буквально поймал её за руку, потом отпустил с миром, просто вытребовав обратно украденное добро, а теперь решил защищать её перед бандитами, хотя она сама нарвалась? Хеннесси, ты совсем сдурел?
Но отступать было уже поздно. Не сводя с девушки глаз, Джон одними губами сказал ей: "Беги" - пока эти четверо отвлеклись, она вполне могла сбежать - и снова посмотрел на каждого по-очереди, оценивая свои шансы. Дерьмовые, надо сказать, были шансы.
- Так вы проверьте. Зачем спрашиваете? Разговаривать-то вы не привыкли, а? - он задумчиво потёр ладонью подбородок, поросший двухдневной щетиной, и расправил плечи. Как будто это их напугает, ага.
- Девка твоя, что ли? - скривился тощий. - Чё пристал?
Джон медленно вздохнул, обречённо покачал головой и показал ему средний палец.
- Да пришибите его уже, - раздражённо скомандовал тот, который в кепке, кивнул увальню, а тот будто только этого кивка и ждал.
Он двинулся в сторону Джона с решительностью танка, да так быстро, что Хеннесси едва успел увернуться от кулака, метившего ему прямо в челюсть. Отскочив в сторону, он схватил с мусорного бака металлическую крышку, на поверку оказавшуюся тяжелее, чем она казалась на вид, прикрылся ею от второго удара, как щитом, и, замахнувшись, саданул увальню прямо по лбу. Джон был готов поклясться, что услышал, как удар отозвался звоном в пустой башке.
Лишь бы девчонка оказалась в этот раз умнее и уже успела сбежать.

+1

4

Новый голос внезапно вывел девушку из оцепенения. Ида открыла глаза и попыталась из-за мощной фигуры Мэда рассмотреть того, кто же нарушил уединение их небольшого междусобойчика. Если это не гарда, то какой-нибудь безбашенный, как Эйдан. А если не безбашенный, то точно идиот. Сама бы Ида при подобной расстановке сил поторопилась вызвать полицию, но уж никак не лезть на рожон... И, несмотря на это, она была всей душой благодарна своему спасителю и теперь, когда весь квартет отвлекся на новое действующее лицо, могла спокойно сбежать. Если бы при этом она не оставила человека в беде такой же, в какой оказалась сама. Ей помогли, разве может она не ответить тем же? Поэтому Ида так и стояла, прижавшись спиной к стене и силясь разглядеть, кто же оказался ее . Очевидно, кто-то из пэйви, и Иде пришлось изрядно напрячь не только зрение, но и слух, чтобы толком разобрать, о чем он говорит.
Еще до того, как шайка опознала его как "того цыгана", и до того, как Ида увидела все-таки его лицо, она узнала своего разоблачителя, по милости которого она, можно сказать, и влипла в эту историю. И все равно, очень странно, что он не прошел мимо, а решил помочь в беде девушке, которая еще на прошлой неделе пыталась его обокрасть. Это что, благородство? Нет, серьезно? Ввязаться в эту кашу из-за нее? А что потом? Если эти гопники не расправятся с Идой сегодня, то завтра призовут на подмогу своих дружков. Конечно, бог знает, пережила бы Ида эту ночь или нет, но поступок пэйви ее сильно впечатлил. Она усмехнулась, когда мужчина поправил Мэда точно так же, как и она минуту назад его дружка.
По мере того, как Мэд отступал от Иды, выбрав, похоже, новый объект для истязаний, Уилан, в свою очередь, продвигалась вперед, чтобы получше разглядеть своего... Ну, спасителя, наверное? Наконец, Ида стала различать лицо пэйви и внезапно поймала на себе его взгляд. Похоже, на успех он совсем не рассчитывал. "Беги", - она прочитала по губам, и... Если Иде убежать, то свою миссию пэйви выполнил и может со спокойной душой тоже покинуть эту компанию. Решив, что он так и поступит, Ида как бы между прочим шагнула в сторону, словно хотела облокотиться на стену, но вместо этого ладонь прошла сквозь нее. Бросив прощальный взгляд на мужчину, который уже не обращал на нее никакого внимания, Ида скрылась в доме.
Пэйви заговаривал гопникам зубы, и, похоже, это удавалось ему лучше всего. Вслушиваясь в их ответы, Ида стояла посреди чьей-то бывшей ванной комнаты ни жива, ни мертва, и пыталась унять внезапно накатившую дрожь. Когда кажется, что все осталось позади, волнение должно отпустить, а оно только нарастает еще сильнее. Девушка тяжело дышала, словно после долгой пробежки, смотрела на свои ладони, и думала, что ничто на свете не заставит ее сделать шаг в сторону этой подворотни. Даже этот пэйви, которому, по-хорошему, надо бы уже делать ноги... А он все еще ведет светские беседы. Мысль о происходящем, а не о самой себе, заставила Иду собраться с силами, и, медленно выдохнув, чтобы хоть как-то успокоиться, она отправилась искать выход в этом лабиринте незнакомых покинутых комнат. Снова применять способность, будучи на нервах, Ида не решалась. В общем, если есть иной путь, и можно было обойтись без читерства, она играла по-честному, предпочитая не разбазаривать направо и налево свой дар. И потом, ни о какой концентрации не могло быть и речи. Сейчас все мысли Иды были о цыгане, а не о стене, да и элементарное чувство самосохранения не позволило бы ей просочиться обратно. Ей казалось, что она услышала какой-то звон, и неясно, откуда он взялся в этой подворотне, но исходил определенно оттуда. Из подъезда Уилан уже буквально вылетела и, посмотрев налево и направо, поняла, что... Да, черт возьми, потерялась.
Ладно, дорогу к дому она всегда найдет, лишь бы выйти к нужной улице, но сейчас дом Иде был не нужен, а совершенно точно нужно было вернуться туда, в подворотню. Она просто не могла бросить этого пэйви одного! Ну зачем только он ввязался в драку? В общем, действовала Уилан, исходя из обычной логики. Если начать обходить дом, то к тому месту, из которого она ушла, Ида обязательно вернется. И Ида побежала, как Форрест, мать его, Гамп. До тех пор, пока на повороте не столкнулась нос к носу с Оуэном. Тот, похоже, тоже решил свалить, что утешало - значит, силы были не настолько неравны, как Иде представлялось сначала. Кроме того, это означало, что Ида на верном пути. Если бы не неотложные дела, она бы с огромным удовольствием серьезно поговорила с Оуэном. Тот, похоже, при встрече один на один боялся и ее. Кто бы мог подумать, что этот забияка вырастет в труса, но хоть стало понятно, что за комплексы он скрывал за своими понтами. Молодые люди обменялись многозначительными взглядами, после чего Оуэн был отпущен с миром, а через несколько шагов Иде предстала картина маслом "Драка в подворотне".
Пэйви как раз нашел врага по размеру - того самого типа в кепке, только кепка эта с него слетела, а в свете фонаря отчетливо сверкала лысина. Худой к этому времени валялся в тени мусорных баков, и, наверное, Ида смогла теперь понять, чего так испугался Оуэн. Но здоровяк как раз начинал отходить и теперь думал - помогать боссу или тот оскорбится, если влезать в эту драку? Ида пожалела, что не может проносить за собой сквозь стены что-то покрупнее фонарика или кусачек, хорошо было бы сбросить на Мэда что-нибудь сверху, и как она раньше не догадалась? Вступать в схватку с ним Ида бы не рискнула, но Мэд стоял к ней спиной, и, кажется, совсем не ожидал подвоха. Оглядевшись вокруг, Ида приметила какой-то длинный предмет в футляре, и только взяв его в руки, разобрала, что это гитара. Ерунда, если сломается, то хоть струны сгодятся. Уже подкралась к здоровяку, взмолившись, чтобы кто-нибудь из этой троицы на нее сейчас не отвлекся, как он сделал несколько шагов к пэйви. Пэйви посмотрел на Мэда, затем заметил за его спиной Иду, и это не укрылось от их неугомонного знакомого. А когда Мэд решил таки развернуться к Иде, его висок встретила гитара, и в этот удар девушка вложила все остатки своей силы. Туша рухнула. Не сразу, но все же.
- Вау! - победно воскликнула Ида, не ожидая подобного эффекта. Мгновенно забыв о еще разворачивающейся драке, она бросила инструмент на землю и поспешила проверить пульс Мэда - не убила ли? К счастью, тот просто был в отключке.
Потеряв всех своих союзников, лысый босс был уже не так оптимистично настроен. И реакция у него была уже не та. И вообще, может, он в розыске, а Ида с пэйви, можно сказать, его почти уже поймали. Он сделал несколько решительных выпадов, заставив пэйви отступить. Ида заметила, как у него в руке сверкнул нож, который был до этого у Мэда, после чего лысый поспешно ретировался с завидной прытью.
- Думаю, нам тоже пора, - Мэд явно недолго собирался пребывать в отключке. Ида подхватила футляр с гитарой, повесила его на плечо и дождалась, когда пэйви найдет сумку. Затем крепко ухватила мужчину за куртку и потянула его за собой, задавая темп.
Правда, вскоре дорогу пришлось прокладывать уже цыгану, потому как нужно было уйти с улицы, а так быстро и легко ориентироваться в темноте, пусть даже в родном городе, Ида не могла.
Наконец, после очередного поворота беглецы остановились. Ида скинула с плеча гитару, несколько секунд выравнивала дыхание, после чего облегченно высказала:
- Спасибо. Если бы не ты... Я не знаю... - она устало махнула рукой. - Неплохо ты их... Я бы сравнила тебя с Бэтменом, но болтаешь слишком много. Честно, я думала, мне уже крышка, - Ида все-таки решилась поднять взгляд на своего спасителя. Тот выглядел так, как и в день их встречи, только, кажется, на днях соизволил побриться. И, похоже, был жив, цел, здоров. Хотя, не совсем. - Ты в курсе, что у тебя тут, - она постучала пальцем по своему виску, - кровь? Эй, руками не трогать! - строго предупредила она, зная, что первым делом человек попытается нащупать рану.
Волнение прошло. По крайней мере, теперь она, да и пэйви, были в относительной безопасности. Надо выбираться из этого района, пока не наткнулись еще на кого-нибудь, только уже гораздо медленнее и, наверное, разными путями. Но то, что прошло волнение, вовсе не означало, что ушел страх. И Иде казалось, что сейчас она готова последовать за пэйви даже в табор (или где он там ночует), лишь бы не оказаться снова одной на пустынной улице. Не зря ее мама предупреждала, не ходить ночью в одиночку! Такими темпами у Иды вскоре разовьется паранойя.
- Как ты? Больше нигде не ранен? Голова не кружится? - заботливо поинтересовалась она, чувствуя на себе какую-то ответственность за тот урон, что был нанесен мужчине этим вечером.

Отредактировано Ide Whelan (2016-06-10 13:14:48)

+1

5

Глупо было бы надеяться, что один удар в лоб какой-то крышкой с мусорного бака способен вырубить такого здоровяка. Наверняка его башка переживала атаки и похуже, так что увалень даже не пошатнулся, лишь оскалился, явно разозлившись, и попытался ещё раз достать Джона кулаком. Второй раз один и тот же приём не прокатил - встретившись с мощным ударом, "щит" выскочил из рук, обдирая пальцы, крышка с грохотом влетела в баки, Джон всё же пропустил удар, пришедшийся ему в скулу, кое-как устоял на ногах и едва успел увернуться, когда толстые пальцы метнулись в сторону его шеи, норовя вцепиться в глотку мёртвой хваткой. За массивной спиной здоровяка во мраке подворотни маячили три фигуры его подельников, а в массивном кулаке сверкнуло что-то, подозрительно похожее на рукоятку складного ножа, и в голове очень ярко вспыхнула мысль - пора делать ноги. Если девчонка не смогла сообразить, что ей подвернулся шанс в этот раз уйти невредимой, - это её проблемы, а Хеннесси не очень-то улыбалось сдохнуть в этом тупике посреди мусорных баков за человека, которого он даже не знал. Более того, который ещё недавно пытался его обокрасть.
Разница в размерах оказалась в то мгновение только на руку - Джон проворно скользнул прямо под рукой увальня, занесённой для очередного удара, и наметился уже припустить в сторону улицы, вернувшись немного позже за сумкой и гитарой, которые, как он надеялся, бандиты не заметят в темноте, но его планам не суждено было сбыться. Тощий успел когда-то оказаться по эту сторону тупика и преградил дорогу, внезапно вырастая у Хеннесси на пути, отчего пэйви резко затормозил, поднимая многодневную пыль под подошвами. Лицо тощего терялось в темноте, но ухмылку на его губах Джон видел весьма отчётливо. Оставшиеся бандиты обступили его кругом почти волчьей стаей, и теперь сбежать можно было разве что вверх по стене. Твою же мать.
Цепким взглядом Хеннесси окинул окружающую его мрачную действительность, не нашёл у дальней стены девчонки и тяжело вздохнул. Всё-таки сбежала. Ну, хоть ей сегодня повезло, а ты, уж извини, сам виноват. Раз решил поиграть тут в благородного рыцаря, теперь расхлёбывай.
Джон снова посмотрел на тощего, всплеснул руками, давая знак тому сделать первый ход, и напряг слух, опасаясь атаки со спины. Сейчас вот по закону улиц навалятся все разом, и поминай как звали. Поздно было сожалеть о своей недальновидности, но, вопреки худшим опасениям, к делу перешёл только тощий - он одним прыжком преодолел разделявшее их с Джоном расстояние, замахнулся не то палкой, не то куском арматуры, которого Хеннесси до этого не заметил, и наметился нанести удар по голове, но пэйви успел перехватить его руку и крепко вцепился ему в запястье. Чёрт знает, откуда в этой хлипкой тушке было столько силы, но сдерживал он тощего с трудом - тот ещё несколько секунд пыхтел, пытаясь таки достать Джона вооружённой рукой, а потом, вспомнив про вторую, въехал кулаком в горло. Дыхание перехватило, в глазах потемнело, и Хеннесси невольно сделал шаг назад, но, видимо, рефлекторно лишь сильнее сдавил перехваченное запястье пальцами и рванул его на себя, что было сил. Тощий не смог устоять на месте, подался вперёд, отхватил удар в переносицу - Джону показалось, что он отчётливо услышал хруст - и отлетел назад, когда Хеннесси пнул его в грудь. От отборного мата и созерцания того, как тощий согнулся в три погибели, зажимая пострадавший нос, его отвлекли со звоном упавшая на землю, как оказалось, всё же арматура и чей-то топот за спиной. Сообрази Джон немного раньше, он наверняка успел бы подобрать оброненную железку, но секунда промедления, и вот кто-то уже повис у него на шее, своим весом пытаясь повалить противника на землю. В нос ударил запах перегара, крепкая хватка сдавила глотку, и Хеннесси почувствовал, что задыхается. Рука сама собой метнулась назад, к башке бандита, но лишь впустую мазнула воздух, а вторая попытка увенчалась весьма сомнительным успехом - в пыль полетела кепка, которую до этого Джон видел на главаре.
Ошалевший от нехватки воздуха мозг совершенно не желал работать, и несколько секунд прошли в каком-то тупом онемении, но ударивший в кровь адреналин сделал своё дело. Локтём Хеннесси всадил главарю куда-то в правый бок, целясь в печень, которая, судя по запаху перегара, наверняка была у бандита не в лучшем состоянии, и чёрт знает, попал ли он в нужное место, но мужик сдавленно охнул и ослабил хватку, а Джону только это и было нужно. Шумно втянув воздух, он смог вывернуться из захвата, вслепую ударил снова в тот же бок и собирался оттолкнуть противника от себя, чтобы на этот раз уже точно сделать ноги, как вдруг висок обожгло болью. Хеннесси даже не понял, когда главарь успел его достать, видимо, в последний момент перед тем, как схлопотать по боку во второй раз, но висок жгло так сильно, как будто его проткнули насквозь. Спасибо, что не в глаз!
Забыв на время о боли, Джон оттолкнул главаря на увальня, спешившего боссу на помощь, и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть оклемавшегося тощего и успеть увернуться от арматуры, которую тот не забыл подобрать. Второй удар тоже прошёл мимо, третий встретился с кирпичной стеной, когда тощий взял разгон и немного не рассчитал, и крошащийся, видимо, от старости кирпич брызнул в воздух густой пылью.
- Да стой ты на месте! - прорычал бандит и попытался атаковать вертлявого цыгана с разворота, но Джон вцепился в другой конец арматуры и рванул её на себя. То ли хватка у тощего была не очень, то ли руки вспотели, но оружие выскользнуло у него из ладоней неожиданно легко, Хеннесси удобнее его перехватил, и настала очередь противника уворачиваться. Главным в тот момент было рассчитать удар и вырубить худого, а не пришибить, но тот вполне успешно вытанцовывал перед Джоном и умудрялся не попасть под железку. Хеннесси не понял толком, как долго они вот так плясали, пока он параллельно отхватывал, отбивался и уворачивался то от увальня, то от главаря, которые стали заметно осторожнее, видимо, опасаясь придурочного цыгана с арматурой наперевес, но в конце концов железка достигла цели, тощий пошатнулся и рухнул у мусорных баков. Повисшую на несколько секунд тишину нарушало лишь тяжелое дыхание, а потом, очевидно, пересмотрев свои приоритеты, мальчишка вдруг припустил куда-то прочь, оставив своих старших товарищей самих разбираться с проблемами. В этом и была суть уличных бандитов, они как шакалы - если противник слабее, они раздерут его всей стаей, если умудряется давать отпор - каждый сам за себя.
Медленно Джон перевёл взгляд на таращившихся на него главаря и увальня и стал ждать, что они предпримут. Может, тоже дёру дадут? Хрен его знает, что там стало с тощим, может, он уже концы отдал, пацан слинял, а эти двое теперь, видимо, пытались понять, стоит ли продолжать этот фарс. Только вот Джон чувствовал, что начал выдыхаться, и если оба решат продолжить драку, он точно ляжет рядом с худощавым. По-хорошему, сбежать бы вслед за мальчишкой, но гопники как раз перегородили ему путь. Хеннесси взял арматуру удобнее, готовясь снова призвать себе в помощь всю оставшуюся ловкость.
Главарь, похоже, правильно оценил ситуацию и красноречиво перекинул нож из левой руки в правую. Джон обречённо вздохнул и пожалел, что сам не умеет проходить сквозь стены, эта свистопляска порядком ему осточертела. Доползти бы до хостела без лишних дырок... или хотя бы живым.
Хеннесси посмотрел на увальня, пытаясь понять, кто же из этих двоих ударит первым, как вдруг увидел за его спиной девчонку, из-за которой он и влез в эту историю. От удивления Джон напрочь забыл о бдительности, вскинул брови и ослабил хватку на арматуре. Какого чёрта она здесь делает? Неужто пришла ему на помощь? Да ладно? Вот уж её он точно не ожидал увидеть. Почему она всё ещё не сидит дома, заперев все замки на дверях? И это... Это его гитара у неё в руках?
Прежде, чем он осознал этот факт, девчонка врезала увальню по голове. Ему показалось, или он действительно услышал сухой треск? Гитаре точно конец... Джон нервно ухмыльнулся - да такой удар эта гора даже не заметит, но, будто бы назло его выводам, здоровяк грузно рухнул на землю, и Хеннесси невольно опустил руки. Нет, серьёзно? Девушка, похоже, сама не ожидала такого результата и теперь искреннее ему радовалась. Вишенкой на этом торте стал вид улепётывающего лысого, забившего и на своих товарищей, и на кепку, и на девчонку с её дружком, свалившихся на его лысую голову.
Ещё мгновение Джон пялился ему в след, пока от этой картины маслом его не отвлёк голос девушки, и он согласно кивнул. Пожалуй, им действительно пора. Хеннесси торопливо нашёл скинутую за баки сумку и едва успел перекинуть её через плечо, как девушка вцепилась ему в куртку и потянула куда-то дальше по улице. Джон покорно потащился за ней, оставив все разговоры на потом - увалень мог прийти в себя в любой момент, а продолжать веселье совершенно не хотелось, и от усталости, вдруг свалившейся на него, даже мысли в голове ворочались неохотно. Потому Джон даже не заметил, что вместо девушки дорогу теперь прокладывал он сам - лишь бы уже убраться от этого злополучного места подальше.
Когда они наконец остановились, Хеннесси на всякий случай выглянул за поворот, убеждаясь, что за ними не было погони, и согнулся, упираясь ладонями в колени, пытаясь выровнять дыхание. Девушка начала его благодарить, и Джон устало отмахнулся, но сравнение поставило его в тупик. С кем она его сравнила? С летучей мышью? С человеком? Что?
- Чего? - переспросил он, выпрямляясь и щурясь на девушку, пытаясь сосредоточить на ней взгляд. Перед глазами немного плыло, но, в целом, было терпимо. - Бэтмен? Ладно, неважно, - Джон забрал у неё гитару, рывками открыл молнию, отогнул верхнюю часть футляра и облегчённо вздохнул. Гитара, к счастью, вполне благополучно пережила встречу с башкой увальня и даже, вроде бы, не треснула.
Замечание про кровь заставило Хеннесси снова поднял взгляд на девушку как раз в тот момент, когда она постучала себя по виску. Рука сама собой потянулась к голове, и Джон невольно вздрогнул, когда девушка потребовала, чтобы он не трогал порез. Совсем про него забыл.
- Нормально, - коротко ответил он на вопрос и застегнул футляр с гитарой. - Заживёт, как на собаке, - Хеннесси перекинул ремень футляра через другое плечо и строго глянул на девушку. - А вот гитару я бы тебе не простил. На твоё счастье, с ней всё в порядке, - впрочем, взгляд его тут же смягчился, и Джон участливо спросил: - Сама-то как? До дома одна дойдёшь, или ты уже полгорода умудрилась разозлить?
Он снова выглянул за угол, просто на всякий случай, медленно вздохнул, окончательно успокаивая дыхание, и опять перевёл взгляд на девушку.
- Чем ты этим ребятам насолила, к слову? Снова кого-то не того обокрала?
Расправив плечи, Джон поморщился - рёбра он, похоже, не сломал, но пара ударов всё равно сказывалась - и пошёл вдоль улицы, кивком позвав девушку следовать за ним.
- Нам лучше не стоять на месте. Кто знает, как далеко у них логово и сколько их на самом деле.
Вообще, им лучше было разойтись, но Хеннесси хотелось убедиться, что погони за ними точно нет. Не для того он вытащил эту девчонку из переделки, чтобы её схватили за следующим же углом.

Отредактировано John Hennessey (2016-06-10 15:53:45)

+1

6

То, что какая-то гитара оказалась цыгану важнее ее самой, Иду глубоко оскорбило. Мог бы и поинтересоваться в свою очередь, не успел ли ей навредить Мэд. Ну или хотя бы поблагодарить за то, что она тоже не оставила его на растерзание той шайке. Да попробуй разбери этих цыган... То появляется на фоне света фонаря, как типичный киношный протагонист, то ему на жертву откровенно наплевать. И действительно, спас и спас. Цела? Цела. Какие еще тут могут быть вопросы?
Оставшись без багажа, Ида недовольно скрестила руки на груди. Но дуться на пэйви, в общем-то, было не за что, а все еще кровоточащий порез напоминал Иде, что всему виной она сама, и заставлял ее чуткое сердечко сжиматься от сожаления. Несмотря на то, что, как уверял пэйви, на нем все быстро заживет. С такими ранами просто так по улице не гуляют, ему нужно в больницу. Но стоило Иде представить, как ей придется оправдываться перед дежурным врачом, который практически наверняка знаком с ее отцом, и идея отправиться в травмпункт ей разонравилась.
Ее все так и подмывало спросить, что же пэйви сделал бы ей за разбитую гитару, которая, может, жизнь ему спасла, но сразу переходить к выпадам Ида не хотела. То ли в ней говорила благодарность, то ли цыган в ее глазах обрел негласный авторитет, оспаривать который было не время и не место. В общем, девушка быстро сменила гнев на милость. Тем более, что пэйви все-таки осведомился, как у нее дела.
- Все нормально. А вот насчёт города... - неопределенно протянула Ида и оглянулась, будто это помогло бы ей сейчас целиком оценить обстановку. - Зависит от того, кому эти ребята рассказали про меня. Или кто рассказал им. Хорошо еще, что они, похоже, не знают, что я, - она даже не представляла, как окрестить одним словом, что она, - ну, - девушка неловко взмахнула рукой, - могу.
И если бы не этот момент, Ида бы решила, что сдал ее именно пэйви.
Чем отчетливее она пыталась представить масштабы проблемы, тем страшнее ей становилось. В пору было забаррикадироваться дома и не выходить оттуда до глубокой старости (мама Иды пошутила бы сейчас: "Разве не об этом ты мечтала?"). Поэтому она не готова была сейчас отпускать пэйви от себя, если вдруг своим вопросом он намекал, что не прочь был бы отделаться от ее общества. И покорно поплелась вслед за ним, пытаясь сообразить, что же дальше делать.
- Да. Тебя, - с улыбкой ответила девушка, но улыбаться ей быстро расхотелось. Ида съежилась, спрятала руки в карманы и нащупала там сегодняшний скромный улов. Этим вечером она рисковала из-за каких-то кусачек, а до этого из-за колы... Да и с пэйви ей, можно сказать, невероятно повезло. Прежде все это казалось ей забавной игрой и происходило словно не с ней. Да и о чем волноваться, если в любой момент ты сможешь сбежать сквозь стену? Ни замки, ни решетки, ни наручники Иде не помеха. Как если бы у нее всегда была возможность вернуться к предыдущему сохранению и попытаться пройти все заново. Но Мэд и нож в его руках довольно ясно поведали Иде, что в жизни ей дается лишь один шанс, а иногда его не бывает и вовсе. Раненый пэйви ей тоже об этом недвусмысленно напоминал: едва Ида поворачивалась к мужчине, как ее взгляд натыкался на струйка крови, черные и блестящие в свете фонарей. В общем, Уилан предстояло серьезно подумать о том, стоит ли ей держаться выбранного вектора или же не использовать свои возможности вовсе. - Похоже, кто-то видел, как я убегала от тебя, и понял, что ты за мной не просто так решил погнаться. Наверное, они хотели припугнуть меня, чтобы больше на их участок не совалась. Но на нем же не написано! А о том, что ты там же туристов обдираешь, они знают? Вообще-то, я надеялась, что ты меня просветишь по поводу того, как теперь быть.
Иде уже представлялось, что она связалась с каким-нибудь криминальным синдикатом, и, наверное, они забыли бы о ней сразу после того, как объяснили, где и как она может (точнее не может) работать, если бы не пэйви. Следует признать, вдвоем с Идой они гопников сильно обидели, и те теперь могут докопаться до них обоих из простого желания проучить. Цыган, вообще, знал, во что связывался, когда решил отвлечь шайку от Иды? Или думал, что это просто горстка пьяных мужиков, приставших к девушке? Так или иначе, если они решат разыскать Иду, то точно примутся и за пэйви. И что-то подсказывало ей, что цыгана в этом городе найти гораздо сложнее. А значит, сильнее опасаться следует именно ей.
- Они же знают мое имя, где я живу, кто мои родители и домашний номер телефона! - схватилась за голову Ида. Думала, что все будет так просто? Она начнет воровать, а никто не узнает? Ей крупно повезет, если эти ребята - мелкие сошки, которые работают сами по себе. В общем, остается лишь уповать на это. Дело портил именно Оуэн. Может, будет не лишним все-таки поговорить с ним? Но она сама выдала их знакомство, и теперь парню отнекиваться нет смысла. Куда ни ткни - везде сплошной мрак и безысходность. Саму себя Ида была способна вытащить из неприятностей (да, что бы там ни думал этот пэйви со своим героизмом), но если дело касалось семьи... Это означало, что все всплывет на поверхность. И как же зол будет папа. - Что они могут сделать? Вломиться в мой дом? Поджечь его? Угрожать моим родственникам? Снова напасть на меня?
Она прекрасно понимала, что пэйви ответит что-то в духе: "А мне-то откуда знать?" - но Иде казалось, что в подобных вопросах он хоть что-то знает, в отличие от нее. По сути, что ей было о нем известно? Он из местного табора, их гадалка предсказала кровавую луну, Ида его обокрала, а сам пэйви занимается тем, что раздевает наивных туристов якобы на честной основе - повезет или нет, здесь уж как карта ляжет. Что-то подсказывало Иде, что в проигрыше после таких партий цыган никогда не оставался. Ну и, наверное, повидал в жизни что-то помимо ломбарда, трейлера и карточного стола. На самом же деле, Иде просто не с кем было обсудить подобный вопрос. К отцу Бартелу она обратилась бы в самом крайнем случае, когда догадки о поджоге превратились бы в реальную перспективу. Ну а пока, как бы странно это ни звучало, но пэйви, рядом с которым она шла, был единственным человеком, целиком и полностью посвященным в ее проблему. Он знал о ее даре, знал о воровстве и прекрасно видел, какими проблемами для Иды обернулось ее новое начинание. Пожалуй, не знал лишь только, какая нужда заставила ее воровать. А если бы узнал, то наверняка посмеялся бы.
Ладно, может, еще рано впадать в панику. Может быть, отчаянный отпор, который встретили "конкуренты" Иды, заставит их задуматься хотя бы на время, и пока она может спать спокойно. А если так, то можно позаботиться о других проблемах. Например, она понятия не имела, где и куда они идут. Черт, уже пора начинать снова нервничать?
Она снова бросила короткий взгляд на пэйви, снова заметила полоску крови, и она опять ей не понравилась. Снова Ида почувствовала укол совести и... груз ответственности, что ли. Обязанность. Хотя, отнестись внимательнее к этому Иду толкнуло что-то другое. Она забежала вперед и остановила мужчину под фонарем, внимательно вглядываясь в рану. Конечно, рассмотреть особенно ничего нельзя - все в крови, да и свет не самый лучший, но Ида с видом знатока выдала:
- Нужно зашить, - и пошагала дальше как ни в чем не бывало.
Нет, тут и особенных знаний травматологии или еще чего-то не требовалось, чтобы понять это. Рана все еще кровоточила, висок был рассечен порядочно, так что, лучше всего было бы действительно его зашить. Конечно, в первую очередь свою кандидатуру Ида не выдвигала, наверняка у пэйви есть целый арсенал штопальщиц с такими же умениями, как и она сама. Кто знает, может, в таборе помогут... Или еще как-нибудь. Но все же, на всякий случай, девушка решила уточнить это.
- Тебе есть к кому обратиться? - предельно аккуратно спросила она. Ида правда не могла сейчас сказать: "Ладно, спасибо тебе за все, я пошла, пока", - и оставить его вот так. По крайней мере, ей нужно было знать, что пэйви о себе позаботится. - Просто, если нет... - Ида замялась, - у меня есть необходимые инструменты. - Которых он уж точно бы нигде не нашел. Иглодержателем никто бы не додумался пользоваться. - Я могла бы помочь, - о-очень скромно высказала Ида свое предложение и решила оправдаться. - Мне же нужно как-то тебя отблагодарить. И идти недалеко...
"...кажется", - мысленно добавила девушка, оглянувшись на вывеску магазина. Магазин ей точно был знаком. Более того, Ида в него частенько заглядывала потому, что до него от порога было рукой подать. Не хватало еще опозориться и провести пэйви мимо дома. Если, конечно, он все-таки согласится принять ее помощь.

Отредактировано Ide Whelan (2016-06-12 18:18:23)

+1

7

Джон невольно ухмыльнулся, когда девушка ответила, кого именно "не того" она обворовала. Действительно, глупая ситуация была, если подумать. По сути, приди он на минуту позже в номер, её бы уже и след простыл, и не узнать бы ему, кто и когда успел стащить его денежки, честно выманенные у туристов из карманов. Джон не поймал бы её на горячем, она бы не выдала своих способностей, он бы за ней не погнался, их пробежку не заметили бы те лбы (или те, кто за ними стоит), и все были бы счастливы. Ну, кроме Джона, разве что. Зато висок был бы цел...
Будто бы от воспоминания о порезе тот обожгло огнём, Хеннесси сощурил глаз и сжал зубы, вполуха слушая рассуждения девушки. Рассуждала она как типичный новичок, и мужчина невольно вспомнил себя в то время, когда сам только начинал. Тонкостей городской закулисной жизни он не знал, потому приходилось набивать шишки и на своей шкуре ощущать, каково это - напороться на знающих людей. Девчонке, само собой, предстояло пройти через что-то подобное, если та планировала и дальше продолжать влезать в чужие дома и тащить всё, что плохо лежит. Джон покосился на неё, окинул её взглядом и попытался понять, что же толкнуло её на эту дорожку. По одежде трудно было сказать, какой у неё достаток, выглядела она вполне обычно, не оборванка и не побирушка, встреть он её просто так на улице, никогда бы не подумал, что она подворовывает. Ну, значит, надо было, раз начала воровать.
- "Не написано", - повторил Джон её слова и хмыкнул. - Транспаранты надо было растянуть, что ли? Само собой, весь город давно поделен. Ну, не совсем весь, но... Ты правда думала, что твою лавочку никто не попытается прикрыть? Про меня они, может, и знают, но я занимаю другую нишу. И опыта у меня побольше. Знаю, куда лучше не лезть. А тебе это всё - неплохой урок на будущее.
Хеннесси вздохнул и дёрнул бровью - вот уж чего он точно не ожидал, так это просьбы "просветить". Он, конечно, помог ей выбраться из заварушки живой и не избитой, но не брать же теперь ему шефство над ней. Джон вообще собирался проститься и забыть этот вечер, как страшный сон, но горящий висок грозил стать постоянным напоминанием о том, что произошло. Заживать он будет долго, и шрам наверняка останется. Теперь, когда Джон немного остыл после драки, он чувствовал, как кровь стекала на шею и уже начинала запекаться, стягивая кожу. Наверняка она затекла под куртку, и если её ещё, возможно, получится спасти, то футболке точно конец. Такое кровавое пятно ничто не выведет. Разве что сжечь можно.
Не успел Джон сообразить, что ответить девушке, как та вдруг паниковать, и Хеннесси перевёл на неё удивлённый взгляд.
- Откуда им всё это знать? Ты с ними раньше уже сталкивалась, что ли? - он нахмурился. Что она ещё успела выкинуть за то время, что прошло с момента их встречи? Если верить её словам, то шайка или кто-то ещё просто заметил, как Джон гнался за горе-воровкой, но, кто знает, вдруг врёт? С другой стороны, зачем ей всё это? - Понятия не имею, что они могут сделать, - честно признался Хеннесси, снова переводя взгляд на дорогу перед собой. Прохожих им на пути не попадалось, и это радовало - мужик с рассечённым виском привлёк бы к себе ненужное внимание. - По сути, ты для них слишком мелкая рыба, чтобы ввязываться из-за тебя в поджёг дома или разбойное нападение, а планы им испортил я, так что это мне теперь следует оглядываться, - пэйви вздохнул. Ну, опять же, сами виноват. - Я бы посоветовал тебе на какое-то время затихнуть и не высовываться. Не станешь делать глупостей, будешь вести себя тихо, и они про тебя забудут. Эта шайка просто хотела тебя припугнуть, а то, что они вообще обратили на тебя внимание, означает, что сами они ничего серьёзного из себя не представляют. Крупная банда тебя и не заметила бы. Но вот то, что они про тебя так много знают... - Джон покачал головой и строго глянул на девчонку. - Ты что-то явно не договариваешь. Если только ты не выдала всю информацию там, в тупике. Зачем-то.
Вот уж что будет с девчонкой дальше, действительно было не его делом. Хеннесси и без того ввязался в драку, чтобы ей не пришлось на себе ощутить все прелести уличных разборок хотя бы в этот раз, не пасти же её всю жизнь. В определённом смысле он ей даже сочувствовал, а лучшим советом был бы, пожалуй: "Завязывай". Но что-то не давало ему, махнув рукой, уйти в ночь и оставить девушку наедине с её проблемами. В конце концов, он действительно мог довести её до дома и убедиться, что никакие подозрительные личности к ней больше не пристанут, это не так уж трудно, а дорогу назад к хостелу Джон так или иначе найдёт.
Девушка вдруг забежала вперёд и остановил его, и Хеннесси непонимающе выгнул бровь - ну что ещё? Она принялась рассматривать его рассечённый висок, Джон возвёл глаза к небу и вздохнул - от того, что девчонка рассмотрит порез, он быстрее не заживёт, и мужчина хотел уже было обойти её, когда та сама снова зашагала вперёд, заключив, что висок нужно зашить. Пэйви невольно поморщился. Посещения врачей вообще особого удовольствия ни у кого не вызывают, а зашивание ран не находилось в списке тех вещей, которые хотелось бы пережить, так что нужно штопать висок или нет, Джон в любом случае собирался отложить это в долгий ящик. Заживёт же? Заживёт. Заскочит в аптеку по пути в хостел, купил какой-нибудь антисептик, обработает порез и хватит на этом.
Хеннесси перекинул наконец ремень футляра с гитарой через плечи и сунул уже начавшие замерзать руки в карманы куртки. Нестерпимо хотелось завалиться уже спать, вечер и без того вышел непомерно долгим, но девушка снова заговорила о порезе и совершенно неожиданно предложила свою помощь.
- Ты что, медик? - спросил Джон как-то недоверчиво и снова окинул её взглядом. Ну... Медсестра разве что. Может быть, только-только окончила медицинскую школу. Хотя, на вид девчонке было не больше двадцати. Студентка ещё, что ли?
Обратиться ему было не к кому. В табор по темноте он возвращаться не хотел, а в больницах пэйви не особо-то жаловали. Тем более, что все документы остались в хостеле, а если Джон доберётся до комнаты, он точно никуда из неё не выйдет до утра. Ему вполне хватило бы в качестве благодарности и того факта, что девушка вернулась, чтобы помочь ему отбиться от бандитов, да и терпеть, пока игла будет стежок за стежком протыкать кожу, тоже не очень-то хотелось.
- Не знаю, - наконец выдохнул Хеннесси и попытался по своим ощущениям понять, так ли ему нужна эта штопка. Со стороны порез, наверное, выглядел хуже, но ему казалось, что, в целом, пойдёт, бывало и хуже. Впрочем... Если девушка и впрямь хочет помочь в знак благодарности, можно попросить её просто обработать висок, без всякой там... хирургии. Так было бы, наверное, лучше, чем заниматься самолечением.
- Всё так плохо? - Джон снова покосился на девушку, потянулся было к порезу, но вспомнил, что за попытку влезть грязными руками в открытую рану можно отхватить строгий выговор, и прикоснулся кончиками пальцев к скуле, а потом посмотрел на оставшийся на них кровавый след. М-да. Крови, судя по всему, через эту дырку из него вытекло достаточно, чтобы его видом можно было пугать прохожих.
- Может, без зашивания обойдёмся? - Хеннесси задумчиво растёр кровь между пальцами. - Просто обработаешь, и будем квиты. Ну, ещё, может, обнаглею и попрошу тебя чего-нибудь горячего налить, а то я что-то начинаю замерзать.
Он поднял взгляд и спрятал руку обратно в карман. Всё-таки ему повезло, что лысый всего лишь мазнул ножом по виску, а не всадил его в глаз, тогда простым антисептиком точно обойтись не получилось бы. Впрочем, возможно, одноглазый пэйви вызывал бы в туристах больше сочувствия, чем целый? Хм, взять, что ли, на заметку и повязку заиметь?
- Ты одна живёшь? - поинтересовался Джон и подумал, что прозвучало, кажется, как-то неоднозначно. - Просто, если бы кто-нибудь привёл ко мне в дом неизвестного мужика с разбитой башкой, у меня возникли бы вопросы. Не говоря уже о том, что этого мужика принялись бы штопать.
Тем более, если этот мужик - пэйви, - мысленно добавил Хеннесси, но вслух этого произносить не стал. Возможно, семья девушки не столь предвзята к странникам, как большинство местных, и подобное заявление вполне могло её обидеть. Хотя, если она живёт одна, то всё проще.

Отредактировано John Hennessey (2016-06-13 20:39:20)

+1

8

Ида действительно думала, что ее никто не заметит. И ее "лавочку", как выразился пэйви, никто не решит "прикрыть", просто потому, что Иду не найдут. Она могла бы стать идеальным вором, никто никогда не заподозрил бы ее, если бы не неудачное (или удачное, тут как посудить) стечение обстоятельств, по которым цыган вернулся в номер раньше, чем Ида на то рассчитывала. Если бы не он, кто знает, когда о ее существовании прознали бы те, кому знать о нем не следовало. Нет, конечно, о том, что кто-то еще в Килларни занимается воровством, быстро стало бы известно, но Ида считала себя неуловимой. И какого же было ее разочарование, когда буквально сразу выяснилось, что это не так. Надо было тогда быстро прятаться от пэйви в ближайшем же доме, а не бегать от него по ночному городу. Но Ида все еще не знала, на что и в каком состоянии способна. На его глазах проваливаться сквозь стену она тоже не собиралась.
- Если бы не ты, обо мне и впредь никто не узнал бы, - озвучила девушка свои мысли, просто потому что не любила выглядеть совсем глупой, а пэйви говорил с ней таким тоном, словно озвучивал прописные истины. Но в том, что случилось, как случилось, пэйви она не винила. Тут, скорее, претензии могут быть к самой Иде, которая сильно рисковала, решив забрать у победителя вечерний банк, вот и нарвалась... Ладно, это был действительно урок ей на будущее, что стоит опасаться не только тех, у кого крадешь, но и тех, на чьей территории ты это делаешь. Вообще, Ида понятия не имела, что в Килларни могут оказаться подобные личности, ведь здесь, на ее взгляд, с роду ничего примечательного не происходило. Ну, если не считать того затмения. Поэтому с криминальной обстановкой в городе была знакома слабо, считая, что все ограничивается отдельными мерзавцами, но никак не шайками, которые, тем более, присваивают себе какую-то часть Килларни.
Ей вообще, казалось, что цыган слушает ее вполуха, не особо вдаваясь в ее трескотню. Действительно, ведь кто она такая? Девчонка, свалившаяся ему на шею. Поэтому Иду очень удивило, когда мужчина стал задавать вполне закономерные вопросы, ведь про Оуэна он знать не мог, если подошел уже после того, как она назвала его имя. Слова пэйви ее значительно успокоили. Конечно, он мог просто утешать Иду, чтобы она не начала паниковать, а еще мог ошибаться, но Иде хотелось верить, что ее теперь не тронут, поэтому с радостью согласилась ним. Она серьезно кивнула, подтверждая то, что пока не будет высовываться. Но про Оуэна решила все-таки пояснить.
- Я действительно похожа на ту, которая может все так просто выдать? - сперва поразилась Ида и внимательно посмотрела на пэйви, словно хотела прочитать ответ по выражению его лица. - Да я в любой момент могла от них сквозь стену убежать, но не стала, - напомнила она и коротко вздохнула. - Тот, четвертый. Самый молодой. Это был мой одноклассник. Замечательное совпадение, правда?
Но, раз пэйви сказал, что ей стоит на время угомониться, и тогда она может спать спокойно, то переживать ей не за что. А Оуэн... Ну, надо полагать, он напуган до чертиков. Может, переосмыслит теперь свою жизнь.
Откровенно говоря, Ида все-таки надеялась, что пэйви есть к кому пойти, чтобы о нем позаботились. Ведь гарантировать квалифицированную медицинскую помощь от себя она не могла. Но совесть не позволяла ей пойти на попятные теперь, когда предложение уже было высказано. Крови она не боится, рану ей зашивали совсем недавно - Ида видела, как это делается в домашних условиях. Рука у нее твердая... Разве что, лицо - не ладонь, здесь нужно быть гораздо аккуратнее, ведь шрам будет на виду.
- Ну-у, что-то вроде, - неопределенно протянула она, не желая пугать пэйви раньше времени. Из этого ответа он сам для себя что-то все-таки решит. А если нет, можно будет соврать, что Ида, например, училась на ветеринара. Это вполне сойдет за "что-то вроде".
Она еще раз посмотрела на пэйви, который порядочно так истек кровью, и искренне его пожалела. Могла бы сейчас приукрасить действительность, сказать, мол, нет, может, все еще будет нормально. Тогда не пришлось бы ничего делать, и действительно можно было распрощаться на этом. Но Ида подняла взгляд на порез и откровенно ответила:
- Выглядит жутко, - вряд ли без лишнего вмешательства он заживет скоро. Или царапина могла обернуться еще большими проблемами, чем не такая уж сложная процедура. Но девушка пожала плечами, до конца настаивать она не решалась. - Как хочешь, решай сам. Я просто предложила. Но что-нибудь горячее найду, - ободряюще улыбнулась Ида, хотя вопрос пэйви заставил ее напрячься, она сама не знала почему. Если в нем и был подвох, то Ида точно его не осознала, просто что-то в нем было слишком не так. Да и, в принципе, с его стороны резонно было уточнить этот момент.
И действительно, не поведет же она его домой. Хотя, Ида и так придумала, куда она его поведет... Вариант был, пожалуй, не из самых удобных для пэйви. Но что поделать, раз уж ему не к кому больше пойти...
- Я не привела бы к себе в дом неизвестного мужика с разбитой башкой, даже если бы жила одна. Ты уж прости, но ты действительно неизвестный мужик, даже несмотря на то, что спас меня. Ну, знаешь, не садиться с незнакомцами в машину и все такое... - затараторила Ида и всплеснула руками. Она боялась, что пэйви может на это обидеться. Тот нюанс, что мужик этот - цыган, ее совершенно не волновал. И ирландец может оказаться свихнувшимся психопатом, по акценту это, к сожалению, не определишь. А вот пэйви сегодня проявил исключительное благородство.
На секунду Ида представила, что было бы, разбуди она сейчас отца и попроси у него оказать помощь. Конечно, она могла бы рассказать почти правду, как пэйви спас ее от уличных грабителей... Но отчего-то решила не рисковать. Если положить на чашу весов недовольство отца, а на другую - необходимость собственноручно зашить пэйви рану, Ида выберет второе. Что она как раз и сделала.
Ида свернула в знакомый переулок (знакомый! можно было выдохнуть), от которого до дома оставалась пара шагов и начала прикидывать в уме список того, что ей необходимо. Но чем дальше шла Ида, тем больше испарялась ее уверенность. И главным для нее сейчас было, чтобы пэйви об этом не узнал. Ведь Иде еще предстояло подумать о том, как она будет объяснять инструменты у себя в руках, если ее вдруг снова застанут с поличным. Убежать точно не получится.
- Придется тебе еще какое-то время побыть на свежем воздухе. Сейчас прямо будет дорожка, которая ведет в лес к беседке. Надеюсь, сегодня там не ошиваются малолетки с травой... В общем, жди меня там. Я возьму все необходимое и вернусь.
Ида еще раз оглянулась на мужчину, словно проверяя, не решился ли он сбежать поскорее, пока она отлучилась за всем необходимым, прошла через забор и оказалась на территории родного сада. Все-таки, ее способность многое упрощала. Например, не приходилось хлопать дверями и возиться с замками. Еще несколько шагов, и она дома. Ида приготовила термос, и, пока разогревалась вода в чайнике, перетрясла аптечку. Взяла вату, пластырь, перекись, марлевые салфетки, набор для зашивания ран, но ни анестетиков, ни спирта Ида не обнаружила. Скорее всего, хранятся отдельно где-нибудь в родительской ванной. Конечно, можно было бы попробовать проникнуть и туда... Но рисковать в этом вопросе Иде совсем не хотелось. Она просто нашла открытую бутылку виски (надо будет придумать, как объяснить отцу ее отсутствие) и обычное обезболивающее. Сборы были завершены как раз к тому времени, когда согрелся чайник. Ида бросила в термос любимый чай, залила его водой... И решила, что не лишним будет освежить в памяти, как вообще раны зашиваются. На месте пэйви, увидев, как она руководствуется роликом с ютуба с иглой в руке, Ида убежала бы подальше. Поэтому, пока чай заваривался, Ида успела найти и быстренько пролистать пару видео и внимательно изучить рисунок с рекомендацией к тому, как пользоваться иглодержателем. Когда, обнимая охапку с термосом, бутылкой и коробкой с медикаментами, Ида собралась выходить из дома тем же путем, что и пришла - то есть, через стену - она вспомнила, что ничего с собой таким образом взять не может, чертыхнулась и, проклиная енотов, сбегала в свою комнату за ключами. Путь до беседки... то есть, нормальный, человеческий путь оказался гораздо дольше. Ида то ли надеялась, то ли уже боялась, что мужчину на месте она не найдет. Но у нее словно камень с души свалился, когда она различила знакомый силуэт. Странно, логичнее было бы хотеть от него поскорее избавиться, чем так.
- В общем, выбирай, - сказала она, поставив коробку на стол, - либо ты запиваешь обезболивающее чаем, - на этих словах Ида подняла термос, - либо... - она многозначительно потрясла бутылкой виски. - Прости, но это вся твоя анестезия. Только не спьянись.
Поставив чай и виски рядом с коробкой, Ида достала из кармана фонарик и включила его, направив пэйви в глаза.
- Будешь помогать с освещением, - пытать или допрашивать цыгана Ида не собиралась, поэтому быстро перевела пятно света в сторону. - Если ты передумал, то трусом я тебя точно считать не буду. Скажу лишь, что без анестетика, конечно, не круто, но терпимо.

+1

9

Девчонка, похоже, и правда считала себя неуловимой из-за своей способности, а то, что Джон поймал её за руку, было для неё просто неудачным стечением обстоятельств. Ну, по сути, так и есть, но вместо него рано или поздно оказался бы кто-нибудь другой, вполне возможно, что менее мягкосердечный. Джон девушку и пальцем не тронул за попытку его обчистить, а ведь мог для профилактики устроить ей взбучку, как та шайка. Ох уж эта самоуверенность... Вместо ответа Хеннесси только воздохнул и молча пожал плечами. Читать девчонке лекций он не собирался, если думает, что, не будь его, её бы никто никогда не поймал, пусть думает, раз ей так приятнее.
Джон, конечно, не считал, что она могла выболтать первым встречным номера телефонов, адрес, имена родственников и прочее первым встречным в тёмном переулке, она же не дура. Во всяком случае, не была на неё похожа, но тот факт, что среди бандитов был её одноклассник, заставил Хеннесси нахмуриться. У пацана явно было не львиное сердце, и под нажимом он вполне мог рассказать своим старшим подельникам всё, что знал. Это немного сгущало краски, но девчонка всё равно была слишком незначительной фигурой, чтобы из-за неё идти на большой риск.
- У одноклассников есть дурная привычка появляться в самых неожиданных местах, - ухмыльнулся Джон - совпадение и правда замечательное. - В любом случае, пока просто не высовывайся. Не вздумай только пытаться уладить всё через этого мальчишку, он сегодня показал, насколько на него можно положиться.
В груди зудело нежелание связываться с колющими предметами, но пылающий огнём висок и весьма красноречивый взгляд девушки подталкивали Хеннесси к не очень-то желанному выводу, что рану всё-таки стоит зашить. Тем более, раз уж "что-то вроде" медика так думает... Звучал её ответ, конечно, подозрительно, но, наверное, если бы девушка не знала, как зашивать раны, то не стала бы предлагать помощь. Да и в таборе его стал бы штопать не дипломированный специалист. Ему вообще уже было всё равно, кто возьмётся за иглу, хоть простая швея, лишь бы уже поскорее разделаться с порезом и пойти в хостел отсыпаться, а то мало ли, какие ещё приключения успеют свалиться ему на голову. На словах о неизвестном мужике Джон, не сдержавшись, рассмеялся - ну, тут девушка была, пожалуй, права, она ведь и имени его не знает, к тому же видит его всего лишь второй раз в жизни, а тащить домой человека, который зарабатывает на жизнь мошенничеством и шулерством было бы опрометчиво. Кто знает, что у него на уме и какие ещё скелеты припрятаны в шкафу. Но если он собралась вести его не домой, то куда? В сарай?
- Ладно, - произнёс Хеннесси после недолгих раздумий и согласно кивнул. - Веди. Хуже, я думаю, ты не сделаешь.
В самом деле, куда уж хуже? Джон покорно направился вслед за девушкой, уверенно свернувшей в ближайший переулок, и со сдержанным интересом по привычке начал осматриваться вокруг. В этом районе города он раньше не бывал, и, похоже, люди здесь жили состоятельные, во всяком случае, местные дома трудно было назвать скромными. Этот факт в свою очередь пробуждал любопытство к девушке, и Джон перевёл взгляд на её спину. Ему представлялось два варианта - либо она здесь просто работает, что вряд ли, либо семья у неё вполне обеспеченная, и... что же, получается, воровство - это что-то вроде хобби? Хотя, может, Джон слишком скор на выводы? Да и вообще, какая ему разница?
Девушка остановилась возле забора вокруг одного из домов, упомянула дорожку где-то впереди, и Хеннесси напряг зрение, всматриваясь в темноту. Перспектива побыть на свежем воздухе его нисколько не смущала, но в душе он надеялся, что его спутница не задержится надолго, а ещё большие надежды он возлагал на обещанный чай или что там она собиралась принести - на дворе всё-таки не июльская ночь.
Джон кивнул, давая знак, что всё услышал и принял к сведению, не удержавшись, проследил за тем, как девушка просочилась сквозь забор и в глубокой задумчивости двинулся в указанном направлении. Нет, всё-таки это что-то невероятное. Как человек вообще может проходить сквозь стены? Может, Джон на самом деле рехнулся, и сейчас он лежит в психушке, а всё происходящее - просто его бред?
Хеннесси ухмыльнулся этой мысли. Трудно не почувствовать себя немного сумасшедшим, когда в Килларни в последнее время происходит столько странностей. Девушке, должно быть, было ещё хуже, когда она внезапно обнаружила за собой такую незаурядную способность, зато вот сообразила, что от неё может быть толк. По сути, при грамотном использовании из неё действительно можно извлечь немало выгоды... Во всяком случае, тут было, над чем подумать.
Беседка выросла у Джона на пути, и малолеток с травой в ней не оказалось. Хорошо. Настроения разгонять обдолбанную молодёжь у мужчины не было. Хм... Значит, девушка не привела бы к себе домой незнакомого мужика, но ничего не имеет против того, чтобы остаться с ним один на один в лесной беседке ночью. Забавно. Хотя, может, это Джону стоит её опасаться, мало ли, какие сюрпризы она способна преподнести?
Хеннесси улыбнулся сам себе, снял с плеча футляр с гитарой, поморщившись из-за ноющих боков, аккуратно приставил инструмент к скамье, а вот сумку с добычей решил всё же оставить при себе. Они с девчонкой в этот раз, конечно, вроде как на одной стороне, но нельзя же из-за этого терять бдительность.
Джон поднял воротник куртки, сунул руки в карманы и принялся прохаживаться по беседке туда-сюда, пытаясь хоть немного разогнать, казалось, застывающую в жилах кровь. Эх, костёр бы развести, а при огне и переночевать можно было бы прямо здесь, мужчине не впервой было спать прямо на земле, но сегодня ему хотелось устроиться в нормальной кровати, драка порядком его вымотала, а помятые бока явно будут болеть ещё больше, если завалиться не на мягкую постель. Сколько ему вообще придётся ждать девушку, интересно? Может, зря он согласился? Не поздно ещё было передумать, махнуть рукой и пойти обратным путём, но в голове отчётливо отрисовывалась сцена, как его благодетельница приходит к оговоренному месту с полным арсеналом своих медицинских принадлежностей, не находит пэйви здесь и проклинает всё на свете. Джон в очередной раз улыбнулся и спрятал улыбку в поднятом воротнике.
Время тянулось невыносимо долго, Хеннесси вообще не любил чего-то долго ждать, хотя и не жаловался на собственное терпение, но стоять в беседке посреди неизвестной ему части леса глубокой ночью было не очень-то приятным занятием. Висок по-прежнему жгло, но боль была постоянной, потому Джон даже перестал её замечать. Воспользовавшись своим одиночеством, он всё же аккуратно коснулся края пореза, медленно скользнул вдоль него, потом осторожно накрыл его пальцами, чтобы понять, насколько он широкий, и медленно вздохнул. Судя по всему, на краях раны кровь уже запеклась, но сама рана ещё кровоточила. Значит, порез действительно глубокий, такие очень долго заживают, куда дольше рубленных и рваных ран. Если не зашивать, конечно. Увидеть бы ещё эту картину маслом в зеркале, но ничего с отражением у Джона при себе не было.
От размышлений его отвлекли шаги, и Хеннесси торопливо отдёрнул руку от виска, а потом обернулся. Девушка уже спешила к нему с какой-то коробкой, стеклянной бутылкой и термосом. Наконец-то. Прищурившись, Джон окинул внимательным взглядом сначала термос, который девушка продемонстрировала первым, потом бутылку, как оказалось, с виски, и, не долго думая, взял со стола чай. Из-под крышки, стоило её открыть, тут же поднялись парок и тёплый воздух, и в то же мгновение как-то даже стало теплее. Запах у чая был терпкий и приятный, на мгновение Джон забыл, какая процедура ему предстояла. А потом ему стало как-то не по себе.
Яркий свет фонарика полоснул по глазам, привыкшим к темноте, Хеннесси сначала закрылся рукой, потом одарил девушку укоризненным взглядом и, налив чай в крышку термоса, сделал большой глоток.
- От обезболивающего толку всё равно не будет, - произнёс Джон, зачем-то посмотрел на оставшийся в крышке напиток и хлебнул ещё немного. - Во всяком случае, сейчас, - он покосился на бутылку виски; алкоголь, конечно, притупляет боль, но как-то не очень хотелось демонстрировать девушке концерт в духе "пьяный Джон". Уж он себя знал, чтобы окосеть, ему много не надо было, а потом ещё проблем не оберутся...
Со вздохом Хеннесси закрыл термос, поставил его на стол и, взяв из рук девушки фонарик, уселся на скамью. Идти на попятную он тоже не собирался, но ему казалось, что девушка была бы рада, передумай он и откажись.
- Ну, раньше начнём, раньше закончим, - философски изрёк Джон и посветил вверх, на потолок беседки, а взгляд устремил в сторону девушки. - Тебе, я думаю, удовольствия от всего этого тоже немного. Покажи только, как куда светить, чтобы тебе удобнее было, - и после недолгой паузы добавил: - Если ты сама не передумала, конечно. Только у меня один вопрос, если можно, - Джон поднял вверх указательный палец свободной руки, покосился на коробку, видимо, со всеми принадлежностями, потом снова посмотрел на девушку. - Ты раньше вообще что-то подобное уже делала?

Отредактировано John Hennessey (2016-06-26 22:23:42)

+1

10

Ида практически не сомневалась, что цыган выберет виски. Ну, это было бы по всем канонам жанра и, вероятно, действительно помогло бы ему даже лучше, чем обезболивающее. Поэтому брови девушки удивленно поползли вверх, когда мужчина потянулся за термосом. Она уже начинала думать, что зря заварила чай. И в том, как пэйви вдыхал пар, поднимающийся из термоса, был какой-то... уют, что ли. Или спокойствие. И если бы не кровавый порез на лице пэйви, Ида, наверное, и вовсе забыла бы, зачем она здесь. Раз уж бутылка виски оказалась не занятой, Ида открыла ее, чтобы полить себе на руки, но вовремя вспомнила про фонарик. Она тяжело вздохнула и кивнула, соглашаясь с простой фразой, оттягивать "операцию" дальше смысла не было - или решаться на нее, или нет. Но пэйви, похоже, был не из тех, кто отступает от намеченного. А Ида была слишком упрямой, чтобы в последний момент все свернуть просто из чувства страха. Она молча взялась за ладонь пэйви, в которой он держал фонарик, и направила ее так, чтобы ей было хорошо видно его висок, чтобы сам фонарь ей не мешался, и постаралась, чтобы мужчине тоже было удобно. Ведь Ида не представляла, сколько времени ему придется держать руку навесу, а делать перерыв или светить самой не очень хотелось.
Понимая, что дальше тянуть некуда, Ида постаралась мобилизовать всю уверенность, что только в ней хранилась, лишь бы пэйви не заметил, как она волнуется. Ну, или хотя бы чтобы руки не дрожали, ведь сейчас это самое важное. Потому что пэйви, похоже, все понял, и задал резонный вопрос, которого Ида боялась, кажется, даже больше, чем самой процедуры.
Ида сконфуженно закусила губу и отвела взгляд куда-то на деревья рядом с беседкой, прекрасно понимая, что уже это ее выдает. Тем не менее, она пыталась сообразить, в какой форме лучше высказать правду, чтобы звучала она не совсем безнадежно. Не так, что она, дуреха, предложила зашить ему рану, при этом не обладая ровным счетом никакими навыками для этого. Впрочем, по идее, так оно и было... Но, все-таки, у нее были инструменты. Да и то, как работает мистер Уилан над такими вот порезами, Ида видела не один раз. Набравшись смелости, она посмотрела в глаза пэйви, и отчего-то ей стало очень стыдно. Может, он действительно нашел бы какой-нибудь вариант получше.
- Нет, - тихо созналась она, словно нашкодивший ребенок соглашался с тем, что это он стащил из вазы все конфеты. И, пожалуй, после такого ответа, Ида бы сама сбежала отсюда подальше от ненормальной девчонки, решившей поиграть в больницу. Поэтому решила, что мямлить - совсем не вариант, и уверенно продолжила. - Но мой отец хирург, я знаю, что нужно делать. Да и возможность повторить была совсем недавно, - зачем-то добавила она и подняла левый рукав кофты, за которым гораздо заметнее можно было разглядеть зажившие, но все еще свежие шрамы от укуса енота. Забавно, что анестезии у отца не было еще тогда, так что отчасти Ида представляла, что предстоит пэйви. Но рука - не лицо, и здесь действовать надо еще аккуратнее.
Ида была морально готова к тому, что цыган сейчас встанет и поспешно откланяется, вежливо объяснив, что передумал. А, может, и не вежливо, просто пошлет ее куда подальше, добавив всевозможные эпитеты к слову "ненормальная". Но пэйви ничего из этого делать, похоже, не собирался, чем ее снова удивил. И, несмотря на то, что теперь Иде уж точно придется поработать иглой, она была этому даже рада. Видимо, вариантов лучше, чем дочь хирурга, у цыгана действительно не находилось. А у нее теперь была возможность действительно отблагодарить мужчину за спасение, не просто на словах. И хоть как-то возместить нанесенный ему ущерб, не без ее участия.
На самом деле, если бы они разошлись еще тогда, в переулке, она не считала бы это неправильным. Здравый смысл подсказывал, что ей без пэйви, а тем более ему без Иды, будет гораздо лучше. Хотя бы по той причине, что врозь их сложнее найти, если те ребята захотят продолжить разговор. Но если вдруг такое случится, Ида боялась остаться одна. Сегодня ей повезло, но вот распрощается она с пэйви, а дальше что? Ей придется в одиночку разгребать проблемы, дальше действовать наугад, ей было просто не на кого положиться. Тех, кому известно о ее способности, можно было пересчитать по пальцам, и из них цыган пока казался самым полезным человеком. Когда оказалось, что внезапно ей есть на кого положиться, Иде очень не хотелось так скоро утратить это чувство. Ей не нужно было многое, просто кто-нибудь, кто был бы в курсе всего, кто мог дать дельный совет. Все это она, конечно, не осознавала в полной мере, но все равно не могла просто так отпустить пэйви.
Ида завернула правый рукав и, щедро поливая руки виски, честно сказала:
- Я думала, что ты уйдешь, - она смущенно улыбнулась, - спасибо за доверие. Итак...
Улыбка быстро померкла, когда Ида сосредоточилась на деле. Сперва она с помощью перекиси и ваты предельно осторожно стерла кровь вокруг раны, обработала ее, и теперь, имея возможность по-хорошему присмотреться к ней, только утвердилась в правильности своего совета. Порез действительно нужно было как минимум заклеить, а лучше всего именно зашить. На самом деле, шва три-четыре, не больше. Прежде, чем понять, о чем она вообще думает, Ида представила, как пэйви будет ходить какое-то время с узелками на лице, и сочла это скорее забавным, чем страшным или уродливым. В общем, если мужчину беспокоил внешний вид, то предстоящая операция почти ничем ему не грозила. Даже наоборот, в противном случае порез заживал бы гораздо хуже, а теперь он даже может отделаться тонкой (ладно, наверное, не очень) светлой нитью на виске.
Она взяла в руку иглодержатель, так, как показывали в ролике, поддела им иглу потоньше и вдела в нее нить. И иглу, и нить Ида взяла, естественно, наугад. Конечно, и выбор здесь был не такой, как в операционной, но помня о том, что среди медицинских нитей есть и те, которые сами растворяются со временем, Ида боялась выбрать именно такую, ведь для наружных швов она не подходит. Кажется, взяла шелковую. По крайней мере, Уилан надеялась, что ничего не перепутала. Вооружившись всей этой трехуровневой конструкцией и пинцетом в придачу, девушка снова склонилась над пэйви, уже поднесла иглу к ране, как поняла... Что это действительно тяжело, она не может решиться и вот так просто проткнуть кому-то кожу. Тем более, на лице. Пытаясь сохранить при этом максимальное хладнокровие. Она, наверное, слишком громко сопела над ухом у пэйви и сильно медлила, чтобы он не почувствовал неладное.
"Это просто мясо, Ида, - убеждала она себя, - можно зашить, как фаршированную индейку". Вот только пэйви фаршированной индейкой, конечно, не являлся. И самовнушение здесь слабо помогало. Срабатывала лишь только мысль о том, что все это исключительно ради пользы. И потом, она просто зашьет. Отцу же еще и резать приходится по живому. Да и не только резать, а вырезать. На себе что-то зашивать было гораздо проще. Нет, сама себя Ида не зашивала, конечно, но к каждому стежку на своей руке относилась гораздо спокойнее. Да и вообще, как ни странно, созерцание крови и открытой раны Иде давалось на удивление легко. Но переживать стоило еще о том, что при таком-то волнении Иды ее способность могла выйти из-под контроля. Например, иглодержатель прошел бы сквозь пальцы в самый неподходящий момент. Это было бы ужасно.
- Пожалуйста, не дергайся, по возможности. Мне самой страшно.
Делать нечего, отменять все было поздно еще несколько минут назад, поэтому Ида только покрепче сжала зубы, будто это на ней сейчас будут зашивать рану, собрала волю в кулак и, аккуратно придерживая край раны пинцетом, сделала стежок.
Дальше все было гораздо проще. И завязывать узлы пинцетом оказалось не так уж сложно. В итоге, на взгляд Иды, получилось очень даже аккуратно. Оставалось надеяться, что швы не разойдутся. В принципе, вряд ли что-то на них может сказаться, разве что, если пэйви будет старательно и часто поднимать бровь. Когда Ида поняла, что со швами покончено, она облегченно вздохнула. Хотелось даже похвалиться отцу своей работой, но он бы вряд ли оценил.
Сложив марлевую салфетку, Ида приложила ее к шву и со всех сторон заклеила пластырем. При взгляде на цыгана, белоснежный квадрат сразу бросался в глаза, особенно здесь, почти что в темноте. Не самая крутая маскировка, но если учесть, что за марлей скрываются кривенькие узелки, то так гораздо лучше. Потому что без повязки пэйви сейчас напоминал маньяка из фильма ужасов. Особенно с еще не до конца стертой с лица кровью.
- Ну, наверное, все.
Можно было расслабиться и успокоиться, все позади. Слишком много стресса за один вечер. Но, в сравнении с пэйви, она еще легко отделалась. Ида забрала у мужчины фонарик и уселась рядом с ним на скамью. Больше она и не знала, что еще можно сказать, вся ее говорливость куда-то внезапно испарилась, поэтому Ида молча долила чай в крышку от термоса и протянула ее мужчине, направив свет фонаря по его примеру в потолок.
- Швы нужно будет снять через неделю. Можешь прийти ко мне, или кто-то тебе поможет... Но не затягивай с этим. Максимум - десять дней, иначе могут загноиться, а это новые проблемы. Не хотелось бы, чтобы вся моя работа была насмарку.
Ида пожала плечами, окинула взглядом стол и вспомнила про обезболивающее. Теперь оно точно не помешает, по крайней мере, поможет избавиться от ноющей боли. Все-таки, лишние дырки тоже радости не прибавляют, как и инородное тело где-то под кожей. Она выдавила таблетку из блистера, все так же молча отдала ее пэйви, а сама смочила вату виски и, подсвечивая фонарем, начала стирать с его щеки засохшую кровь. Раньше как-то не до нее было.
- Только, знаешь, если действительно соберешься ко мне... Я живу с родителями... И если кто-то из них откроет дверь и увидит тебя, то... Могут бог знает что себе надумать. Прости. Просто сначала лучше позвони. Я не навязываюсь, - Ида подняла ладони, в одной из которых держала уже порядком испачканную вату, - у тебя из-за меня и так проблем прибавилось, просто раз уж я эти швы наложила, мне же их и убирать, верно?
Ида зачем-то откашлялась, бросила вату на стол и, осмотрев свои руки, понюхала пальцы. От них заверсту воняло алкоголем, и если ее кто-нибудь по чистой случайности встретит сейчас в коридоре, расспросов не избежать. Еще нужно было как-то объяснить отцу исчезнувшую бутылку, если он заметит пропажу. И да, лучше, наверное, бутылке и вовсе исчезнуть, потому что изменившийся уровень виски в ней вызовет только еще больше вопросов. Иде предстояло уложить инструменты так, как и было, чтобы ни у кого не возникло мысли, что она дотрагивалась до набора. И все это - упаковки от ниток и марли, вату - надо было выкинуть где-то не дома и не рядом с ним.
- Ты, вообще, как? В порядке? Не поплохело? Дойдешь до дома? - засыпала она вопросами пэйви, подняв на него обеспокоенный взгляд. По его глазам она пыталась определить, действительно ли он как минимум в ясном сознании. Может, поначалу он и чувствовал себя нормально, но теперь его состояние могло измениться. А если поплохело? Ида представила, как уже она провожает цыгана, а он показывает ей дорогу. И что-то ей не очень хотелось прибавлять себе хлопот. Хотя позаботиться о пэйви следовало. И откуда в ней внезапно проснулось это острое чувство ответственности? Он старше ее, опытнее, сильнее и явно сам может о себе позаботиться, но то же чувство, что не давало Иде распрощаться с пэйви еще там, в городе, заставляло сейчас беспокоиться о нем.

Отредактировано Ide Whelan (2016-07-09 11:58:51)

+1


Вы здесь » Secret Wood » Персональные отыгрыши » Делай добро и беги [10.10.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC